ОХОТА ПУЩЕ НЕВОЛИ?

ОХОТА ПУЩЕ НЕВОЛИ?

С КЕМ БЫ ИЗ ЗНАЮЩИХ ЛЮДЕЙ НИ ПРИХОДИЛОСЬ ОБЩАТЬСЯ НА ТЕМУ ОХОТЫ, ВСЕ ПРИЗНАЮТ, ЧТО В ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ САМА ОХОТА – ОТРАСЛЬ ЭКОНОМИКИ, ПРИЧЕМ ВЕСЬМА ДОХОДНАЯ, ТЕСНО СВЯЗАННАЯ С ДРУГОЙ ПРИБЫЛЬНОЙ – ТУРИСТИЧЕСКОЙ.

В Молдове же дела с охотой и неразрывно связанным с ней дичеразведением обстоят, мягко выражаясь, не самым лучшим образом. И причина, как это часто у нас бывает, кроется в несовершенстве существующего законодательства.

КАЖДОЙ ТВАРИ – ПО ПАРЕ?

У общества охотников, конечно, свой взгляд на ситуацию. Может быть, он покажется романтичным любителям живой природы чересчур потребительским, но пока существуют охотники и ружья, из песни слова не выкинешь. А вот где стрелять и сколько, как пополнить в малолесной нашей республике запасы зверья и дичи, чтобы говорить об их избытке? Олег ЧОКОЙ, председатель Республиканского общества охотников и рыболовов Молдовы, уточнил, что только два фактора – учет и результаты охоты – красноречивые свидетельства изобилия или нехватки трофеев для охотников. Знание мест обитания той или иной популяции животных позволяет обществу планировать свою хозяйственную деятельность по дичеразведению, а результаты охоты – оценить затем правильность этих действий. Охотники, как никто, информированы о количестве реально обитающей в Молдове дичи. С ним напрямую связаны разрешения или запреты на отстрел.
С удивлением узнал, что не так бедна наша фауна: голубей сегодня в крае приблизительно 230 тысяч (с учетом перелетных цифра возрастет до 300 тысяч), уток – 55 тысяч, а с перелетными – до 200 тысяч; фазана – около 50 тысяч; зайца – около 110 тысяч голов.

ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЁМ

Конечно, возникают опасения: кто и как формирует лимиты отстрела? Ведь, казалось бы, только дай волю человеку с ружьем! На самотёк дело не пущено. К примеру, по рекомендациям Института зоологии Академии наук, зайца можно добывать до 20% от учтенного количества. Причем после консультаций с учеными, экологами, по согласованию со всеми районными охотничьими организациями общество охотников решило сократить эту цифру и позволило отстрел не более 13%, т.е. 14 тысяч зайцев. Почти столько же фазанов (13 тысяч) разрешено к отстрелу, при этом на протяжении последних семи лет в охотничьи угодья за счет средств самих охотников ежегодно выпускается около 20 тысяч подросших фазанят. В общем, охотники стараются не только развести фазана «для себя», но и пополнить местную популяцию. Однако, как они сами считают, это капля в море возможностей.

Главная задача Республиканского общества охотников и рыболовов, как это ни парадоксально звучит, – повышение численности и обеспечение многообразия дичи в охотничьих угодьях. Все просто: чем больше будет дичи, тем успешнее охота, тем больше удовлетворения получит сам охотник. Но вот эту-то задачу обществу с каждым годом все труднее решать.

ЗАКОН ЧТО ДЫШЛО…

Многие считают, что принятый в Молдове более 20 лет назад Закон «О животном мире» в силу объективных причин давно вступил в противоречие с реалиями жизни, а потому требует изменений. Недоработки давно очевидны не только для охотников, но и для… противников охоты. Так, действующие ныне наказания для браконьеров – просто смехотворные: штраф за незаконную охоту составляет… 500 леев. В соседней же Румынии – 5000 леев или от 1 до 3 лет тюрьмы с обязательной конфискацией транспорта и охотничьего оружия.

И таких нестыковок в нынешнем законодательстве – пруд пруди. Навскидку другой пример: у сельхозугодий уже есть реальные хозяева, которые зачастую против проведения охоты на их землях. Причина – возможное причинение ущерба их виноградникам, молодым посадкам садов, посевам. В действующем законодательстве Молдовы абсолютно не прописаны подобные взаимоотношения частника и государства. А ведь дичь – собственность государства, охота – отрасль его экономики. Как тут быть? В соседней Румынии, к примеру, законы давно гласят: частник не вправе чинить препятствия охотохозяйственной деятельности, но в случае нанесения ущерба его имуществу виновные обязаны компенсировать потери.

ЧАСТНИК – КУРКУЛЬ

Как ни покажется странным, у нас в республике частник – первый враг живой природы. На протяжении восьми лет общество охотников осуществляло специальную программу расселения дикой утки, даже действовала специализированная ферма, где ежегодно выращивалось от 8 до 10 тысяч утят, которые расселялись по всей Молдове. Но оказалось, что селить-то особо некуда. Большую часть водоемов после раздачи в долговременную аренду в 90-х осушили. Мало того, в водоемах, где занимаются промышленным разведением рыбы, арендаторы регулярно косят камыш для лучшего обзора и охраны. Хотя охотники и стараются увеличить численность дикой утки за счет строительства искусственных гнезд на водоемах, но получается, в природе утке просто не оказалось места! Или еще пример. Раньше крупный и мелкий рогатый скот содержался на фермах. Сегодня частные тучные стада пасутся вблизи водоемов, в пойменных участках речушек, где вытаптывают места гнездования водно-болотных птиц, нанося серьезный урон местной популяции, не говоря о любой растительности.

Так, в свое время в буйных камышовых зарослях поймы реки Камка, протекающей по Глодянскому и Фалештскому районам и впадающей в Прут, активно гнездились лебеди, дикие утки и гуси, там привольно чувствовали себя кабаны и косули, обильно водилась рыба. Не изучив как следует вопрос, земли осушили и получили непригодные для сельхозпроизводства солонцы. Общество охотников выступило с инициативой по восстановлению прежнего состояния болотистой поймы реки. При поддержке председателя Глодянского района Валерия Цареградского (в недавнем прошлом директора заповедника «Пэдуря Домняскэ») удалось договориться с владельцами квот в пойме реки о разрешении заболачивания их земель. Экологический фонд был готов поддержать осуществление этого проекта финансами в размере около 40 млн леев. Общество даже заплатило 50 тысяч леев «Аква-проекту» за обследование территории. Однако вскоре эта организация затребовала за проект ни много ни мало 1,2 млн леев – сумму, для охотников неподъемную. Пришлось отказаться от проекта до лучших времен. И такое происходит сплошь и рядом – единого взгляда на общую экологическую картину как не было, так и нет.

У КОГО «ОДЕЯЛО»?

На фоне многих нестыковок в законодательстве взаимоотношения общества охотников с государственным агентством «Молдсилва» – пример абсолютного конфликта интересов. «Молдсилвовцы», по мнению сотрудников общества, не понаслышке знакомых с состоянием нашей флоры и фауны, не слишком обеспокоены выполнением своей основной задачи – сохранением и расширением лесных угодий, но упорно тянут на себя одеяло управления охотничьими ресурсами. Общество охотников совершенно отстранено от участия в биотехнических мероприятиях, направленных на увеличение численности дичи в лесных угодьях, как это было еще 20-30 лет назад. Появление охотника в лесу часто воспринимается как нежелательное, так как, с одной стороны, он является свидетелем всех действий лесников (законных или незаконных), а с другой – видит, что проведение биотехнических работ часто формальное. Подтверждением этому в обществе считают и тот факт, что при полном запрете охоты на косулю уже более 20 лет численность ее почему-то никак не может превысить 4-5 тысяч.

«Смутные» цифры и поголовья кабана. Этот элитный вид охоты для «своих» перечеркнул все планы другой охоты. Покупка охотниками лицензий на отстрел дикого кабана у агентства «Молдсилва» превращается в сплошное хождение по мукам. Доступ к такой охоте строго ограничен в пользу узкого круга друзей и знакомых руководителей агентства. Но, если члены общества охотников лишены радости заполучить хороший трофей в лесных угодьях, какой им смысл вкладывать собственные – и немалые – средства в их разведение? Так, частные аппетиты вновь стали помехой на пути выработки конструктивного подхода к природопользованию.

По глубокому убеждению Чокоя, давно назрела необходимость изменить существующее положение вещей. Лесникам надо заниматься выращиванием леса и его охраной. А охотникам нужно вернуть право на ведение охотохозяйственной деятельности в лесу. Людей, более заинтересованных в увеличении численности всех видов охотничьих животных, найти трудно. Для исправления ситуации, как они считают, требуется немного – внести коррективы в действующее природоохранное законодательство.

МНЕНИЕ

ХОЗЯИН ОДИН – ГОСУДАРСТВО

24-Кирикэ ЛазарьЛазарь КИРИКЭ, вице-министр окружающей среды:

– Со сложившейся конфликтной и совершенно неприемлемой ситуацией в вопросах взаимоотношений государственного агентства «Молдсилва» и Республиканского общества охотников и рыболовов мы знакомы не понаслышке. Нас это очень тревожит. Сейчас дорабатывается новый закон об охотничьих фондах и защите дичи, в котором будут прописаны, вплоть до мелочей, правила взаимоотношений всех участников сохранения природных богатств страны. Но хочется еще раз напомнить, что дикий животный и растительный мир входит в биологические ресурсы РМ, управлять им будет доверено только Министерству экологии.

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md