Обречённые на безделье

Обречённые на безделье

Как в молдавских сёлах совмещаются безработица и нехватка рабочих рук

Молдавские сёла пустеют, люди уезжают. те селяне, которые остаются в родных местах, сталкиваются с проблемой трудоустройства. Стабильно получают зарплату учителя, медицинские работники и служащие местных органов власти. Но у нас появляется всё больше населённых пунктов, где государственных учреждений просто нет по причине их ликвидации.

 

Сельский парадокс

Всё больше фермеров отказываются от выращивания сельскохозяйственных культур, требующих ручного труда, поэтому самые востребованные специалисты на селе – механизаторы и агрономы. Какое-то число селян входит в штат фермерских хозяйств. Для остальных жителей сёл единственный вариант заработка – сезонные работы. И вот здесь всплывает сельский парадокс: при повальной безработице руководители аграрных хозяйств не всегда могут набрать нужное число сезонных рабочих.

– Это не парадокс, а стечение обстоятельств, – уточняет руководитель ООО «Похоарна-Агро» Георгий Стрельчук. – Мы выращиваем семенной подсолнечник и кукурузу, где нужен ручной труд. Платим за день от 200 до 300 леев – и при этом очередь на работу не выстраивается. Правда, людей нам хватает. Работников на период трудоустройства мы официально оформляем, платим налоги.  В штате нашего хозяйства – 120 человек, которые получают зарплату круглый год.

ООО «Похоарна-Агро» – одно из крупнейших сельскохозяйственных предприятий Шолданештского района. Только достаточно большие хозяйства могут себе позволить содержать приличный штат работников. Г. Стрельчук считает, что в сёлах много людей, получающих дотации от государства, и поэтому они не спешат идти на работу. Но, по большому счёту, самые работоспособные селяне в возрасте 40 лет уехали за границу – в Европу и в Россию.

Если начнут работать перерабатывающие предприятия, то возродится многоотраслевая структура сельского хозяйства и в сёлах появится много хорошо оплачиваемых рабочих мест.

Время безденежья

Согласно исследованиям, проведённым в рамках Программы развития ООН, женщины составляют более половины населения РМ, а более миллиона из них живут в сельской местности. Эксперты уточняют: селянки в два раза чаще, чем горожанки, страдают от хронических заболеваний. Треть из них отказываются обращаться к врачам, причём каждая четвёртая из них мотивирует это отсутствием денег.

Жительница села Малиновское Рышканского района Татьяна Величко утверждает, что именно во время сезонных работ можно заработать немного денег. Недавно Татьяна вышла на пенсию, размер которой составляет 719 леев. Несколько месяцев назад умерла её дочь, десятилетняя внучка осталась на её попечении. Пособие по потере кормильца – 400 леев. На эти деньги прожить сложно – в сёлах тоже платят за свет, за газ и за воду, покупают продукты питания и одежду.

– Сейчас я работаю в саду в родном селе. В день нам платят по 200 леев (в эту сумму входит  вкусный обед, стоимостью 10 леев). В прошлом году за три осенних месяца я заработала около 8 тыс. леев, но деньги уходят быстро. Придёт зима, и мы будем жить на то, что даёт государство. Если кто-то предлагает мне работу на день-два, всегда соглашаюсь. Поработать в огороде, побелить, покрасить – я могу делать всё. Но не у всех есть возможность платить за работу, а зима – очень одинокое, безденежное время.

 

Пособие – повод не работать

На социальные пособия прожить невозможно, но люди как-то умудряются выживать. Это ещё один парадокс. Но, мягко говоря, далеко не все сельские жители получают социальные пособия. Если доход взрослого человека меньше 1056 леев, он может рассчитывать на социальную помощь; если в семье двое взрослых, то на второго положено 70% от указанной суммы – 739 леев. На ребёнка предусмотрено 50% от 1056 леев, то есть 528 леев. Если, к примеру, в семье двое взрослых и четверо детей, то гарантированный доход семьи составит 3907 леев. Но социальную помощь государство предоставляет не всем.

– Чтобы быть получателем социальной помощи, нужно иметь какой-то статус – либо это человек с ограниченными возможностями, либо мама с ребёнком до трёх лет, либо родитель, ухаживающий за ребёнком-инвалидом. На помощь может претендовать человек, официально состоящий на бирже труда и т. д., – поясняет начальник управления социального обеспечения и защиты семьи Новоаненского района Зинаида Бунеску. – Все эти категории граждан уже получают какие-то выплаты, и государство просто доплачивает, обеспечивая семье гарантированный доход. Самая большая выплата у нас в районе – 2800 леев, это семье, где воспитывается шестеро детей. У нас есть семья из 12 человек, но мы не можем оказать ей социальную помощь, потому что отец работает и получает зарплату в размере 6 тыс. леев.

Теперь становится понятно, почему некоторые сельские жители не спешат устраиваться на официальную работу. Если они начинают получать зарплату выше гарантированного дохода, социальные выплаты снимают, то есть выгодно работать только за очень хорошие деньги. К сожалению, время создало и категорию граждан, которые даже не пытаются найти работу. Они просто плывут по течению.

 

Колхоз аукнулся на пенсии

Пенсии в сёлах всегда были маленькими. И кажется, это никогда не изменится. Когда были созданы колхозы, крестьяне получали копейки, да и в последующие десятилетия зарплату им частично выдавали продуктами. Вот и получались в итоге маленькие пенсии, хотя горбатились колхозники с утра до вечера и на своём поле, и на колхозном.

В начале сентября 2018 года вступил в силу Закон «О порядке выполнения подёнщиками случайных неквалифицированных работ», действие которого распространяется только на «бенефициаров работ в сельском хозяйстве». Предполагалось, что этот закон в какой-то мере защитит наёмных работников и поможет избежать выплаты зарплаты в конвертах. Однако механизм регламентирования отношений между бенефициаром и подёнщиком не исключает риск установления между ними неформальных трудовых отношений.

Согласно закону, с доходов, полученных подёнщиком, не начисляются взносы обязательного государственного социального страхования. Подёнщик включается в государственную систему обязательного соцстрахования на основе индивидуального договора, заключённого с Национальной кассой социального страхования (НКСС).

– К сожалению, на наш взгляд, из полученных за выполненную работу доходов подёнщик не в состоянии покрыть расходы на обязательное социальное и медицинское страхование, – поясняет председатель Национальной конфедерации профсоюзов Молдовы Олег Будза. – К примеру, индивидуальный взнос обязательного социального страхования (годовой фиксированный сбор) для подёнщиков составляет 2412 леев, а стоимость полиса обязательного медстрахования – 4056 леев. Таким образом, в совокупности подёнщик должен заплатить в целях страхования 6468 леев.

И какой смысл в этом случае оформлять официальные отношения с работодателем? На самом деле, мало кто из крестьян покупает себе медицинский полис – денег на такую роскошь не хватает. А о том, что можно обратиться в НКСС и купить себе страховой стаж в сельской местности, вообще мало кто знает. И едва ли кто-то будет вкладывать деньги в будущую пенсию, если в настоящем жить не на что.

 

Взоры на Россию

Мнение Остафичука

Мы ещё можем спасти сёла Молдовы. Для этого надо возродить перерабатывающую промышленность. Линии по переработке можно построить прямо в сёлах. Но этого мало. Нам нужны рынки сбыта, а для этого следует обратить взоры на Россию. Интересы народа и государства должны быть превыше политических амбиций. Надо меньше заниматься популизмом и больше работать. Мы все – свидетели того, как люди начинают терять веру в защиту со стороны государства, веру в будущее. Если мы не наладим с Россией торговые отношения, село пропадёт, а земли приобретут граждане других стран.

Если начнут функционировать перерабатывающие предприятия, то возродится многоотраслевая структура сельского хозяйства и в сёлах появится много хорошо оплачиваемых рабочих мест. Конечно, людям важно, чтобы в сёлах была развита инфраструктура, были вода, канализация и хорошие дороги. Но для жизни людям нужны достойные зарплаты, чтобы они могли кормить свои семьи. Ведь сама жизнь дорожает с каждым днём.

Люди многое успели натворить на своей земле. Угроблены целые отрасли, исчезло очень выгодное и денежное направление табачного производства. Мы смогли сохранить табачный завод в нашем городе, но не в наших силах сохранить всю отрасль. Когда ещё не было поздно, я предлагал взять промышленные предприятия на баланс города или района, но никому из представителей высшей власти не хотелось с этим возиться. Сейчас нам нужно удержать на родине наших граждан, надо спасать ещё сохранившиеся сёла. Иначе будет поздно.

Иван Остафичук, примар города Купчинь

 

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md