3

Объезженная дикость

Объезженная дикость

SOULFLY – 2013. «Savages»

 

Любое развитие имеет свою цель (хоть и не всегда конечную); иногда её можно предсказать (капитализм-империализм) или сильно пожелать (социализм-коммунизм).

Рок подарил современной музыке насыщенное звучание, возможность передавать душевные переживания и сопряжённую с ними романтику, атмосферу, энергию… Но даже при том, что зачастую он предстаёт нам (особенно в последнее время) приглаженным и профильтрованным, целью (направлением, по крайней мере) развития он уходит в тяжёлую музыку, а конкретно — в металл. В принципе, это логично: если рок передавал настроение души, то следующими в этом направлении должны были стать опыты снятия сигнала с нервных окончаний.

Чтобы понятнее выразить свою мысль, попытаюсь обрисовать древо эволюции рока в тяжёлый металл по системе «пяти столпов». Корни – Элвисов (там всяких с Чаками Бери трогать не станем вовсе). Поймав из-за океана рок-н-рольный «кач» (со товарищи, типа «Rolling Stones»,) вытолкнули на поверхность «драйв». Когда значение его уровня подкручиваешь на гитарной педали, то в начале не происходит ничего, но вдруг на одном из делений резко всё меняется: как бы вроде и остались, характеристики звука — те же, но качество компрессии выглядит иначе. «Дорзы», Хендрикс и «The Who» «поднажали» на эту тему, таким образом предуготовив почву для развития тем, кто заступит позже на их место. Перечисленные деятели — это, так сказать, первая пятёрка рока.

 

Их сменила «великая» хард-роковая: «Led Zeppelin», «Deep Purple», «Black Sabbath», «Pink Floyd» и «Uriah Heep». Каждая из них приняла свой «ствол» с тем, чтобы позаботиться о нём в надлежащее время. И тогда революция горного паводка обрела нормальное спокойное течение: в общепринятом понимании оказалось, что рок — это не только способ выкидывать коленца, но ещё и возможность музыкального выражения. В середине 70-х ввиду всё возрастающей востребованности рок-музыки всё это дело получило хороший пинок в сторону коммерциализации.

Молодёжная среда – главная питающая рока – заставила его обзавестись массовостью «Квинов», брутальной бесшабашностью «AC/DC», сексуальностью «Kiss», эпатажем «Sex Pistols» и помпезностью «Judas Priest». Каждый из коллективов следующей пятёрки («Iron Maiden», «Def Leppard», «Motorhead», «Scorpions» и «Dire Straits» в свою очередь, приняв в своём сегменте эстафету, произвёл собственные доводки и в середине 80-х «сдал участок» — кто «Металлике», кто группам «Slayer» или же «Accept». Также за протяженность своих кабелей отвечали «Megadeth» c «Bon Jovi.» Каждый из них привнёс коррекции, добавил «поправок на ветер» настроений современности, и вообще «подкинул в общую топку». Безусловно, «пространство» между вышеприведёнными сегментами тяжёлого рока было заполнено по завязку. Но мы сейчас, напомню, речь ведём об «основных сваях» — о каркасе, а не о цементном растворе.

Начало 90-х ознаменовалось новой волной, кудри бурунов которой несли на своих плечах «Pantera», «Paradise Lost», «Sepultura», «Death» и «Faith No More».

И на этом всё — следующей пятёрки с тех пор не было. Сменилось несколько поколений в музыке, соблюдая закономерную преемственность, соответственно взвились ввысь и пали их иконы, народилась масса смежных стилей, а сама музыка топчется в своём развитии на месте: всё те же страшные пантеровские «подтяжки», всё те же фанковые акценты в ритмах и вязкие к ним аккорды. Атмосфера суровой безысходности, Смертельное безумие гитарных тремоло и звериный рык к ним в последние годы, пущей чёткой ритмичности для, — всё чаще пускаемые по ровным колеям электронных «брейков» — всё это нам принесли 90-е. Метаморфозы, происходящие в современной музыке, вообще следует трактовать скорее как количественные, а не качественные: ещё быстрее, ещё плотнее, ещё сложнее, ещё истошнее… Всё это можно было бы обозначить термином «извращение», коли бы не абсолютная естественность процесса.

Учитывая то обстоятельство, что ситуация весьма напоминает последнюю фазу превращения звезды в сверхновую, а именно тот промежуток, когда светило перед схлопыванием добирает критической массы, предлагаю надеяться, что «вот-вот полыхнёт». По-другому всё равно быть не может – это закон развития. Кто-то со дня на день должен уже «поднять этот кошелёк, вокруг которого с индифферентным видом кружит вся остановка». Ну, а пока «джек-пот» ещё не сорван – ждём-с…

С другой стороны, вполне может статься, что этап стагнации, когда подчистую выгребается всё содержимое «закромов» потенциала музыки, скажется на ней благотворно. На всё можно, ведь смотреть по-разному с какой-то точки зрения, например, мутации вокальных техник от скрима и гроула в харшинг или пигскрим, выглядит ни чем иным, как детским садом: когда поросль лишена естественного потенциала устремляться вверх, к свету, она тянется вбок. Но сколько творческих возможностей нам открывает расширившийся арсенал вокальных методов самовыражения! Тембровые модуляции совершенствуются до блеска, и кажется, что в этой области уж не осталось «белых пятен»: на любой вкус найдётся — всех оттенков и интонаций. Уже только это обилие стандартов в области вокальной поддержки, на мой взгляд, ясно указывает, что металлическая музыка в нашу эпоху «добирает» в звучании, а не в мелодии и ритме. Нащупывает форму для будущего нового содержания.
Теми же словами можно охарактеризовать процессы, происходящие в другом компоненте «метальной палитры», — эксперименты в области риффа. Первые явственные опыты с ним прослеживаются в творчестве Даймбэга Даррелла и Макса Кавалеры. И , хоть за двадцать лет мастеров по «нарезке мяса» наплодилось изрядно, эти двое поныне являются эталоном качества. Остался, правда, только один из них – но генерирует без сбоев.

Есть, кстати, прекрасный повод убедиться в этом, так как Макс Кавалера запустил очередной альбом – второй раз подряд с одного из своих «космодромов» «Soulfly», качество которого настолько радует, что поначалу об услышанном и сказать нечего. Кроме разве что того, что «качает в штатном режиме». Начинается оно довольно бодренько и внятно – атмосфера возникает с первых же секунд: вой сирены заполняет её трагичностью, а монотонный, но нарочито сбитый лозунг барабанов очерчивает объём. Спустя такт-другой вступления к нам снова взывают «бразильские леса», и вот, наполнившись как следует взрывоопасностью агрессии, вступление детонирует в основную тему, вгоняя взрывную волну в и без того неуёмную мощь куплета.

Он, как и едва ли не кобейновский припев, воспроизведён классическим двухголосием (подпевает, кстати, Игорёк) и вполне бы «потянул» на залог хитовости трэка, ибо в нём наличествуют все компоненты: жёсткий «цепляющий» ритм и две мегамелодичные темы, не говоря уже о незабываемом выходе с соло, с последующим завершающим этапом, растянувшимся, подобно проспекту, и столь же гулким.

Упёршись» в первоначальный барабанный ритм, песня, как бы завершив полный круг, классически «угасает», являя собой убедительную заявку группы на профессиональную аттестацию. Надо признаться, я большой фанат первых треков с альбомов, которые завершаются вот так – обнажая солидность и фирменный подчерк.И отвечаю им «фирменным» взглядом на часы: семь минут промелькнули во мгновение – класс не утаишь!

«Bloodshed» без малейшей передышки сменяется песней «Cannibal Holocaust». Первое, что бросается «в уши», это явные отголоски вещей другой команды Макса Кавалеры — «Conspiracy»: они явно проступали ещё в первой песне, а теперь и вовсе заставляют говорить о себе вслух. Видимо, у Макса пришёл в расстройство смеситель «фишек», что распределяет их по соответствующим их атмосфере проектам.

Особенно ясно это подчёркивается тем, что сама «Cannibal Holocaust» выполнена в традиционном для «Soulfly» трэш-коровом ключе, являющимся частично тем самым, что подкупило металлический мир в 98-м, когда весь тяжмет, будто сговорившись, «забыл» как «бомбить гопаки», а Кавалера поставлял их с завидной стабильностью.

Одно из лучших мест на альбоме для серьёзного хита — третий трек, к которому, как правило, уши слушателя уже завершают адаптацию. «Fallen» помещается на его роль, как родной. Одна за другой сменяют друг друга четыре темы: акустическое вступление, по духу отдающее дареловскими изысками образца 94-го, превосходнейший рифф, безжалостный, как конвейер, полная отчаяния панорама сепультуровского «Arise», но уже звучащая ближе к грайнду, что, сгущая гнетущий мрак, выводит на гласящий, как с небес, припев, предрекающий будущее прошлым. Недолго длится эйфория главной идеи: без каких бы то ни было переходов снова включается конвейер — и дальше по вышеобозначенному кругу.

Кавалера рычит так смачно и откровенно, что, проникнувшись к нему безоговорочным доверием, внимаешь без возражений. С середины он устраивает свой обычный кавардак: одну тему спел, другую – «отдохнул». Но умеренно – череда их не утомляет. Хотелось бы выделить пробирающую своим стенанием до мурашек гармонию аккорда, на который ложится соло – в области нарезания мяса, конечно, Кавалере не сразу соперники найдутся.

Медленное начало «Ayatollah Of Rock ‘N’ Roll» обманчиво – дальше всё складывается куда веселее: чуть ли, не спортивная тема; перед припевом, правда, прогибающаяся мелодичным рифом а-ля «Death» 91-го. Тем мощнее звучит этот всплеск: «Аятолла рок-н-ролла» — так кричат нам злодейские голоса, и трудно не проникнуться ими высказанным. В очередной раз впечатляют как соло, так и предшествующий и сопутствующий ему рифф.

Массированная отчаянная атака первых аккордов «Master Of Savagery» тоже переходит в разбег, разгорается яркими мелодиями и завершается горьким восклицанием. Таким образом, уже можно к этому (пятому) треку обозначить приблизительную композиционную схему песен «Savages»: медленное вступление, энергичный куплет, мелодичная прослойка между ним и припевом, мощный посыл на главной теме, ещё разок «по кругу», и три-четыре новых темы, сменяющих друг друга с середины, что выводят трек на «финишную прямую».

«Spiral» вламывается повизгивающим накатом начального риффа, прессующим подобно танковым гусеницам. Отработаанная к своей середине положенным качеством, песня начисто глушит одной из самых красивых на альбоме темой. Возможно, я придирчив, заявляя о том, что не все темы на этом треке столь уж ярки, но его композиция выравнивает и подгоняет их друг другу столь монолитно, что за все пять с половиной минут об этом не приходится вспоминать ни разу. Хотя ближе к последней трети редкий альбом не начинает утомлять. От того на вторые стороны их и пихают трудно воспринимаемые номера, с тем чтобы в процессе эксплуатации материала слушателем к следующему альбому эти треки отошли в разряд понятых.

Ну, а первую половину релиза обычно заполняют заведомыми боевиками. Но в нашем случае дело обстоит иначе: ни достаточно продолжительное время прослушивания, ни свистопляска тем, ни обилие душещипательной мелодики не «замыливают» внимания нисколько. Трек «This Is Violence» — всё та же композиция песни, всё тот же ровный, почти ненавязчивый ход повествования. Шаблон оправдывает себя, причём с самых лучших сторон: рифф металликовского «Мастера», глубинная меланхолия грязных депрессивных созвучий, льющихся печальным звоном «по всей ивановской», а между ними — пульсирующий зубной болью рифф. В середине трека ситуация внезапно, но плавно, не теряя ни толики инерции заряда, меняется: воззвание к Даймбэгу (погибшему десять лет назад), другом которому приходился Максим Кавалера, затем, после убедительно мелодичной темы, проступают черты «Мегадета»; тем оно и заканчивается.

Трек же «K.C.S.» начинается с маршевой речёвки-переклички между Кавалерой и Митчем Харрисом. Под завязку набитый «мясом» ровный неумолимый ход этой темы звучит позже и в дуэтном исполнении вязкого баса на пару с массивностью барабанного хэта. Рифф, которым вся эта комбинация перемежается, представляет собой наглядный пример разницы «атомных масс» трэша и хэви и производит впечатление безжалостного костеперемалывающего механизма. Середина песни отдана на откуп сыну Кавалеры — Зайону, который занимает ныне в «Soulfly» должность драмера (таким образом, по части барабанщиков у Макса нынче наметился бравый семейный подряд). После его весьма неплохого одиночного прохода звучит тема, чья – по определению – «трушность» высится столпом, подпирая небо.

Отгремев положенное, она затихает, уступая место уже знакомой зацикленной сбивке, но на этот раз подключается и басист Тони Кампос — ещё один сравнительно новый член коллектива. И если для ритм-секции сие было поводом показать соответствие уровню, то шанс использован успешно.

«El Comegente» — зачётная смесь оттенков «Сепультуры» и группы «Death», соблазнительно кровоточащие мясные обрубки риффа, а на десерт — акустический «оазис», осовремененный сабатовский «Караван планет» — чистый и красивый.

И – под занавес – «Soulfliktion» с её ярко мелодичным припевом. Устремившись в её потоке, с первых же минут отдаёшь должное группам, которые способны вот так создавать к окончанию альбомов непередаваемую атмосферу чего-то целостного, доходчиво изложенного и столь же грамотно завершённого. Несколько мощных тем, парочка мелодичных кусков и одним из них, уныло стонущим где-то вдали, альбом благополучно завершается. Уже только за эти мелодичные соло и всплытия индастриальных флажалетов стоит иметь «Savages» в своём архиве, не говоря уже про риффы высшего качества, которыми он изобилует – словом, всего того, что мы ищем в металле, на последнем релизе «Soulfly» в достатке. Также следует отметить прекрасную форму вокала Максима Кавалеры – он такой же смачный и всё такой же плотный и насыщенный.

Голос в нынешнем металле, как уже заходила речь выше, общими силами доводится до совершенства. Причём какой бы «страшной» вокальной технике он ни принадлежал, как бы агрессивно и бескомпромиссно ни звучал, все подвижки в данной области направлены на облагораживание тембра. Такой же чистоты звучания добиваются и в гитарном сегменте. Можно сказать, что в наше время основное внимание в этом вопросе уделяется донельзя чёткой выразительности риффа; соответственно, и он видоизменяется, подгоняя свои очертания под новые форматы звучания.

Всё это привело к тому, что металл в наше время по чистоте способен конкурировать с изначально гладко звучащими жанрами. Основные мейнстримные его течения, как то MDM всякого пошиба коры, не говоря уже о грувах, на данный момент имеют столь вкусное звучание, что привычное уже появление их представителей на билбордах не вызывает особого удивления. Но вместе с тем повальное поклонение одному двум стандартам внесло свои коррективы. Во-первых, создаётся полное впечатление серой массы, звучащей хоть, и смачно, но плоско и безлико. Многие «знатоки» не жалуют цифровой формат МР3, но именно его по образному созвучию вполне можно обозначить символом состояния современной тяжёлой музыки.

Имеется ещё и «во-вторых»: музыку поглотил профессионализм. Даже если дух команды проникнут буйством самодеятельности, всё равно весь этот легион продюсеров, техников звука и иже с ними, фильтруя через себя пусть и самый непричёсанный материал, выдаёт на выходе продукт в стандартной упаковке. А стандарт редко основывается на взгляде вперёд, ведь он воплощает в себе самые лучшие образцы уже достигнутого. И металл сейчас, как бы страшно не выглядел на первый взгляд, изготовляется и прописывается под копирку. Благо, есть другой «конец палки» — стремление к идеалу. И успехи в этом направлении нередки. Как, например, последний альбом группы «Soulfly».

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md