MOST между мирами

MOST между мирами

Театровед Нина Мазур – о Чернобыле, силе слова и русской традиции

В конце прошлого года в Кишинёве с успехом прошёл X Международный фестиваль-лаборатория камерных театров и спектаклей малых форм «МОЛДФЕСТ», организованный Государственным молодёжным драматическим театром «С улицы Роз».

Своими мыслями о тенденциях развития современного театрального искусства поделилась программный директор и эксперт фестиваля, член Международной ассоциации театральных критиков (ЮНЕСКО) Нина Мазур из Германии.

– Нина Зиновьевна, на вас произвёл сильное впечатление спектакль «Наш городок» Т. Уайлдера в постановке художественного руководителя театра «С улицы Роз» Юрия Хармелина. Можно узнать, почему?

– В «Нашем городке» говорится о вечных и простых истинах. Он апеллирует непосредственно к чувствам человека, к универсальному жизненному опыту, адресован одновременно всем и каждому индивидуально. Ясно прочитывается главная мысль: жизнь и смерть естественно перетекают друг в друга. И несмотря на то что умершие близкие не находятся среди нас, они рядом, мы не брошены ими на произвол судьбы. На мой взгляд, спектакль создан Юрием Хармелиным для того, чтобы ещё раз напомнить нам: жизнь прекрасна, независимо от того, что она конечна.

– Вы одна из идеологов МОЛДФЕСТа и стояли у его истоков. Как за десять лет изменился фестиваль?

– Неизменной осталась идея воспитания молодых людей в духе вечных гуманистических ценностей. Но если вначале фестиваль позиционировал себя как акция, связанная с русской культурой, то год от года МОЛДФЕСТ всё более становится неотъемлемой частью культурной жизни Молдовы в целом. И это правильно.

 

Душа как зеркало

– Хотелось бы спросить: каков был ваш путь в такую сферу, как театральная критика. Что побудило преподавателя химии сменить профессию?

– В какой-то момент у меня возникло ощущение, что этап жизни, связанный с первой специальностью, завершён. А стоять на месте, на мой взгляд, смерти подобно. Почему-то почувствовала, что хочу заняться именно театральной критикой. Кстати, подобный вопрос задал при моём поступлении в ГИТИС заведующий кафедрой театроведения и театральной критики института Борис Любимов. Решила отшутиться и сказала, что меня волнуют лавры композитора Александра Бородина, – он раньше тоже был химиком. Но мы-то его знаем и любим как автора великой оперы «Князь Игорь». Все засмеялись. Но Любимов задал вопрос вторично, и я ответила серьёзно. В 1986 году на моей родине грянул Чернобыль. И возникло ощущение, что пора подумать о душе. А почему для меня подумать о душе означало совершить крутой поворот в жизни и поступить именно на театроведческий факультет ГИТИСа, я ответить не могу. Просто не знаю.

– Но вас раньше что-то связывало с театром?

– Абсолютно ничего. Никогда не стремилась стать актрисой, режиссёром и не писала пьес. Но почувствовала, что если хочу задуматься о душе, то мне надо её «установить» как некое зеркало между сценой, на которой создаются спектакли, и зрителями. Почему так? Ну это из области вопросов «почему ты любишь того или иного человека?» – Необъяснимо. При этом я искренне равнодушна к славе и известности. Не понимаю, почему этого человеческого устремления во мне нет. Наверное, какой-то дефект. Мне безразлично, популярны мои пьесы или нет. Более того – поставят их или нет. Может, в этом и кроется секрет успеха – в том, что он никогда не был нужен. При этом очень люблю театр как лёгкую завесу, которая разделяет бытие человека и его небытие. Для современных людей из небытия веет очень холодным ветром, от которого хочется заслониться. Мне кажется, что хрупкий, полупрозрачный занавес, который театр вывешивает между этими двумя мирами, каким-то образом защищает нас.

– Быть может, ваши пьесы тоже своеобразный щит?

– Возможно. Ведь моя драматургия тоже из области интуиции. Первая пьеса – детская, для маленького внука, на украинском языке, «Артём, Катя и чёрный рыцарь». Артём – имя внука, Катя – дочка друзей. Вторая – «Амок. P. S.», по мотивам истории Стефана Цвейга. Часто пишу пьесы по мотивам известных произведений – мне нравится рассматривать их под неожиданным углом. Часто, но не всегда. Например, последняя пьеса «Гений» о Льве Толстом полностью оригинальна.

 

Деликатная честность

– Для какой аудитории пишете рецензии? Ориентируетесь на режиссёров, актёров, которым хочется высказать то или иное замечание?

– Вовсе нет. Я рассчитываю на интеллигентного зрителя, который профессионально не причастен к театру, но любит ходить на спектакли. Можно сказать, на просвещённую публику.

– А как реагируете, если спектакль ни в какие ворота не лезет?

– Если есть возможность не говорить о плохих постановках, то я ею непременно воспользуюсь. Потому что неосторожно сказанное правдивое, но жестокое слово способно уничтожить человека, и даже не только морально. Жестокая правда не несёт в себе никакого созидательного начала, в ней нет любви. Но такой мой подход, конечно, не остался незамеченным. На киевском ТВ однажды сказали: если Нина Мазур не сочла нужным написать о премьере ни слова, значит она спектакль зачеркнула. Так что скрыться не совсем удаётся. А если спектакль неплох, но в нём есть слабые стороны, то я буду о них говорить – честно, но деликатно.

 

Театр в картинках

– Вы в Германии около 15 лет. При этом активно участвуете в театральной жизни России, Украины, других стран, являетесь членом экспертных советов многих фестивалей. Какие тенденции наблюдаете?

– Пожалуй, противоположные. На Западе театр носит более визуальный характер. Слово, текст играют всё меньшую роль. На востоке Европы популярны спектакли, в которых есть история. Артисты пребывают внутри этой истории, а зрители слушают, смотрят и сопереживают. Это абсолютно ушло из западных театров. Зачем текст, если его можно прочитать в книге? Там другой театр. И я не могу сказать, плохо это или хорошо. Просто это так. К тому же на Западе отсутствует русская традиция обсуждения спектаклей, там даже не понимают, что это такое. Более того, в театральных институтах нет факультетов театроведения. Соответственно, нет профессиональных
театроведов.

 

Добро с удовольствием

– Нина Зиновьевна, вы являетесь художественным руководителем Международного театрального фестиваля MOST в Ганновере. Пожалуйста, расскажите о нём подробнее…

– MOST – камерный фестиваль спектаклей малых форм. Его название – не аббревиатура, оно многозначно. Если слово прочитать по-английски, это означает «самый». По-русски – мост, соединяющий берега. По-немецки – самый дорогой роскошный алкогольный коктейль. А любой фестиваль, по сути, это и есть коктейль – смесь из разных стилей и направлений. Удалось найти название, которое каждый народ понимает по-своему. MOST входит в план Министерства культуры федеральной земли, столицей которой является Ганновер, и финансируется властями.

– Он столь же масштабный, как МОЛДФЕСТ?

– Нет… Там не играют по пять спектаклей в день, потому что их некому было бы смотреть. Люди работают до 16–17 часов, и прежде чем пойти на спектакль, они должны приехать домой, принять душ, поужинать, переодеться. И только потом поехать в театр. Потому спектакли начинаются достаточно поздно – в 20:00. MOST проводится для публики, а МОЛДФЕСТ – фестиваль-лаборатория. Сравнивать их практически невозможно. Кишинёвский фестиваль воспитывает людей театра, а ганноверский проводится для удовольствия зрителей. Я как художественный руководитель стремлюсь, чтобы удовольствие было доброкачественным, но это всё-таки удовольствие, а не школа. При этом рассчитываю на интеллигентного зрителя, который приходит в театр подумать, почувствовать, что-то в себе изменить. И узнать больше о мире. У меня два критерия отбора спектаклей, они соотносятся между собой: спектакли должны быть качественными и учить добру. Зрители могут плакать или смеяться, но они должны выйти после спектакля, став лучше, чем были до него.

 

ДОСЬЕ

Нина Мазур (ФРГ, Ганновер) – театровед, театральный критик, драматург, член германского центра ITI и Международной ассоциации театральных критиков (ЮНЕСКО). Окончила факультет театроведения ГИТИСа им. Луначарского в Москве. Член немецко-русского литературного общества Das Mittelfeld (ФРГ, Ганновер) и Международной ассоциации писателей и публицистов APIA (Англия, Лондон). Президент, художественный руководитель Международного театрального фестиваля «Вiдлуння» (Украина), художественный руководитель Международного театрального фестиваля MOST (ФРГ). Инициатор, консультант и селектор многих европейских театральных фестивалей.

Марина Лаврова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md