221

Молдова не научилась зарабатывать на макаронах

Молдова не научилась зарабатывать на макаронах

Почему мы продаём в Италию зерно, а самим делать муку для спагетти слабо?

Осенью подводят итоги земледельческого года. И хотя, как говорится, не хлебом единым жив человек, но именно этот продукт №1 остаЁтся вечным символом благополучия и достатка.

Ни один из злаков не имеет столько видов и сортов, как пшеница, а всё же практическое значение имеют два вида пшеницы – мягкая и тёрдая. Из пшеницы мягких сортов производят продовольственную муку для выпечки хлеба. Пшеница твёрдых сортов – востребованное на мировом рынке злаковое сырьё. Из крупнейших мировых импортёров пшеницы – Италия. Развитие макаронной промышленности в этой мекке спагетти привело к тому, что итальянцы стали покупать зерна вдвое больше, чем производить. Вопрос: рентабельно ли в Молдове производить пшеницу твёрдых сортов и зарабатывать этим на экспорте?

 

Парадоксы отрасли

Земли Молдовы – в этом убеждает история края – подходят для выращивания пшеницы. Несмотря на капризы погоды, урожаи зерновых в республике остаются стабильными. Из года в год сохраняется размер семенных площадей, зерновые и технические культуры только меняются местами.

В 2016 году объём посевных площадей зерновых культур составил 958 тысяч гектаров. 371,4 тысячи гектаров из них занимали озимая и яровая пшеница. Урожай этой культуры в прошлом году составил 1 млн 331 тысячу тонн. В нынешнем – хлебные нивы простирались на 325 тысяч гектаров, с которых хлеборобы собрали 1 млн 62 тысячи тонн зерна. Более 70 процентов собранного урожая – продовольственная пшеница. Республике для продовольственной безопасности требуется 350 000 тонн пшеницы. Так что 70-75 тысяч тонн планово пополнят государственные резервы, а 500 тысяч тонн останутся на внутреннем рынке.

Может быть, не все знают, но республика зарабатывает не только на фруктах, вине и орехах. Молдова – пшеничный экспортёр со стажем и вроде бы перспективный. По данным Министерства сельского хозяйства, в 2014 году Молдова экспортировала 420 тысяч тонн пшеницы, заработав 81 млн долларов. В 2016 году республика продала за границу уже 662 тысячи тонн, но выручка при этом составила лишь 96 миллионов долларов.

– В прошлом году упали мировые цены, – пояснил Василий ШАРБАН, начальник управления производственных политик, обработки и регулирования качества продукции Минсельхоза. – Да и Молдова экспортирует зерновые необработанным
сырьём. Молдавское зерно охотно закупают Франция, Германия, Греция, Голландия, Польша, Румыния. Только в Италию мы продали 94 тысячи тонн пшеницы твёрдых сортов, из которых она производит свои знаменитые макароны.

Чиновник посетовал, что
сырьё продавать легче всего, но не самое выгодное это дело. Отечественные производители могли бы зарабатывать на переработанном зерне твёрдых сортов, которое они экспортируют, выпуская крупы или те же самые макароны.

Странность приключилась не только с пшеницей: республика вывозит зерно кукурузы, а импортирует… упакованную муку. Что же мешает наладить переработку, и только ли в ней дело?

 

Кому всё  «фиолетово»…

Хозяйство Никанора БУЗОВОГО, главы агропредприятия Agrosfera коммуны Пырлица Унгенского района и председателя Ассоциации производителей зерна, находится в центральной части республики. Ещё несколько лет назад (кстати, колхоз здесь продержался до 2009 года) оно было многопрофильным. Но аграрий постепенно отказался от ферм, садов, виноградников и остановился на выращивании всего трёх культур: подсолнечника, кукурузы и пшеницы.

– Выращивать кукурузу выгоднее, – говорит Никанор Бузовой,- с царицей полей хлопот меньше, и она всегда имеет спрос. Но делать ставку на монокультуры теперь очень рискованно. Погода может выкинуть такой фортель, что останешься без ничего.

У агропредприятия 2100 гектаров земли. Пшеница в этом году в общем объёме сельхозкультур занимала 33%. Фуражную пшеницу хозяйство не производит – только продовольственное зерно. Получили более 55 тонн с площади 700 гектаров. Весь урожай готов уйти за рубеж: в Турцию, Таиланд, Румынию.

Главная проблема молдавских производителей, считает глава агропредприятия, – реализация и цена на готовую продукцию. Даже у такого крупного игрока на зерновом поле республики, как он, с реализацией трудности – ежегодно хозяйство Бузового экспортирует более 10 тысяч тонн зерна. Вместе с продукцией членов Ассоциации производителей зерна, которую он возглавляет, могла бы набраться солидная партия для отправки в европейские страны – как минимум около 200 тысяч тонн зерна, благо качество позволяет. Выгода налицо: урожай собрали, за день погрузили зерно в состав – и отправили за границу. Производители зерна готовы были скинуться и построить зернохранилище, оборудовать его погрузочной техникой. Требовалась самая малость – участок земли под строительство ангара. Аграрии обратились за помощью в родное министерство, но там… развели руками. Третий год хлопочут, но воз и ныне там… И вывозят они пшеницу автомобильным транспортом, который обходится производителям вдвое дороже железнодорожного.

 

Где реальная поддержка?

– Чтобы производители зерна могли не только экспортировать свою продукцию, но и выгодно продавать на внутреннем рынке, государство должно поддерживать своего производителя, – говорит Никанор Бузовой. – На первый взгляд, оно помогает. Например выделяются субсидии на покупку техники. Но только 40% от её стоимости и не больше
200 тысяч леев! Купил я сеялку за
2 миллиона 200 тысяч леев, а мне компенсировали лишь 9% от её стоимости. Даёт государство финансовую помощь и на страховку от природных катаклизмов. Но… ни одна компания не страхует посевы от засухи!

В сельском хозяйстве внедряется много зарубежных проектов, которые реализуются через государственные структуры. Гранты выделяются на покупку техники, скота, посадочного материала. Но ни одной серьёзной программы по переработке зерна! Иностранным фондам это и не надо. А государство не заинтересовано, чтобы в стране производились продукты и товары с добавленной стоимостью. А ведь выпуск макарон и другой продукции из твёрдых сортов пшеницы, востребованной в Европе, повысил бы рентабельность зерновой отрасли. К тому же развитие переработки – это и дополнительные рабочие места в стране.

Впрочем, откуда взяться новым технологиям по переработке, когда государство «заказало» аграрную науку. От уникального Молдавского научно-исследовательского института пищевых технологий осталась маленькая лаборатория. А ведь его сотрудники занимались не только обеспечением космонавтов полноценным питанием. Они разрабатывали стандарты и технологии для всей перерабатывающей промышленности республики, на основе которых оставшиеся предприятия работают до сих пор. Кстати, в прошлом году сотрудники института, не имея финансов, современного оборудования, работая в неотапливаемом зимой помещении, практически «на коленке» создали очень хороший продукт по переработке сорго. Но у Министерства сельского хозяйства не нашлось средств на финансирование оригинальной разработки.

 

Селекция на голодном пайке

Бедствуют и селекционеры. По словам Михаила ТАРАНА, кандидата сельскохозяйственных наук, и. о. директора Бельцкого НИИ полевых культур Selecţia, бюджет научного учреждения уже семь лет не превышает 5 миллионов леев. Финансирование института с учётом инфляции с каждым годом сокращается. Большинство этих средств уходит на зарплату и коммунальные услуги. А у селекционеров, между прочим, 500 гектаров опытных полей. Для их обработки нужна техника, удобрения, препараты для защиты растений и прочее. Нет средств и на лабораторное оборудование. Недавно по гранту приобрели 7 цифровых весов. Вот была радость!

Selecţia за 73 года своего существования создала 330 новых сортов и гибридов различных культур, устойчивых к болезням и вредителям, из которых 140 районированы. Одной только пшеницы 100 сортов! Выведение новых сортов – дело кропотливое и небыстрое: на селекцию нового вида уходит более 10 лет. Кстати, из 51 сорта озимой пшеницы, что внесены в 2017 году в республиканский каталог районированных растений, 25% – бельцкие разработки.

Продвижение сортов новой селекции – самый больной для института вопрос. Чтобы это делать, учреждению необходимо производить больше семян. Но когда нечем пахать, подкармливать и защищать растения от вредителей, возникает вопрос: как? Можно только догадываться, какой ценой нынешней осенью  Selecţia продала хозяйствам республики свыше 100 тонн элитных и суперэлитных семян пшеницы.

Никанор Бузовой ежегодно покупает бельцкие семена новых сортов и считает, что они не уступают лучшим зарубежным. В этом году с поля в 50 гектаров аграрий получил 5500 килограммов озимой пшеницы сорта «лэутар» и 5560 килограммов с такого же участка сорта «кэприяна».

– Зная о тяжёлом материальном положении института, готов предложить учёным своё хозяйство в качестве базового. Но у селекционеров нет средств даже на командировки…

Чуть ли не каждый год научные институты подвергаются переустройству, но их положение от этого становится только хуже. В этом году золотая пятёрка аграрной науки – НИИ садоводства и пищевых технологий, НИИ ПК Selecţia, Институт фитотехники Porumbeni, Институт почвоведения, агрохимии и защиты почв им. Н. Димо, НИИ биотехнологий в животноводстве и ветеринарии – опять в чёрном списке. На этот раз исследовательские центры попали под реформу правительства. И никто в Минсельхозе не имеет представления, чем завершится «усушка и утруска» аграрной науки: очередной реорганизацией или ликвидацией.

 

 

ФАКТЫ

В 2014 году Молдова продала за рубеж 420 тысяч тонн зерновых культур, пополнив казну 81 миллионом долларов. В 2016 году она экспортировала 662 тысячи тонн, заработав только 96 миллионов долларов.

 

Комментарий

Три тонны – предел?

Светлана КАПАНЖИ, председатель чадыр-лунгского общественного объединения информационно-консультационного сектора «Диалог»:

– О щедрости молдавской земли у нас не говорят только младенцы. При этом фермеры получают в среднем по 3 тонны зерна с гектара. В то время как в Польше, с её малоплодородными почвами, средняя урожайность пшеницы – не менее 6 тонн с гектара.

Иностранцев удивляет, что Молдова, имея богатый чернозём, собирает низкие урожаи зерновых культур. Эксперт продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), выступавший перед нашими земледельцами, отметил, что аграрному сектору Молдовы нужно увеличивать урожайность, применяя перспективные сорта и внедряя новые технологии.

 

В ТЕМУ

Мукомольный хадж

Много лет подряд продавцы, торгующие мукой на кишинёвских рынках, чтобы привлечь покупателей, вывешивали картонку «Чадыр-лунгская». Конечно, не все писали правду, но реклама срабатывала и торговля шла бойко.

Бренд чадыр-лунгской муки родился с лёгкой руки Савелия Кусурсуса, местного промышленника, которого все звали не иначе как Хаджи Савка: в молодости он совершил паломничество (хадж) на Святую Землю. В 1935 году Кусурсус построил в Чадыр-Лунге фантастическую по тем временам мельницу. Пятиэтажное мукомольное производство работало по технологии и на оборудовании швейцарской фирмы «Бюллер».

До сих пор жива история-легенда, как Хаджи Савка покупал в Европе оборудование. Зашёл в магазин фирмы и попросил выписать чек. Приказчик измерил его фигуру в старом тулупе насмешливым взглядом и поинтересовался, хватит ли средств на покупку. «Думаю, хватит», – ответил странный покупатель и вывалил из двух потрёпанных котомок пачки денег… Так Савелий Кусурсус построил на юге Бессарабии более 20 мельниц, но мукомольня в Чадыр-Лунге оставалась самым дорогим детищем.

Когда в Бессарабию пришла Советская власть, под каток сталинских репрессий попали дети предпринимателя. Сына Николая, работавшего адвокатом в Бендерах, расстреляли. Дочь Надежда (в замужестве Келеш) вместе с мужем и четырьмя детьми оказалась в ссылке в Курганской области. Хаджи Савка собрался бежать за Прут, но то ли мельницы не захотели отпустить своего благодетеля, то ли он сам не мог их оставить, только промышленнику в дороге стало плохо, и он умер, не доехав до румынской границы.

А любимица Кусурсуса продолжала служить людям, перемалывая зерно в муку тончайшего помола. После войны трудяга получила статус «Государственная мельница №5» и бесперебойно трудилась до 80-х годов, пока в городе не запустили новую мукомольню, тоже с швейцарской техникой. В 70-х годах проходило переоборудование всей мукомольной отрасли Союза. Иван Кайряк, энергичный директор тогдашнего комбината хлебопродуктов, подсуетился и добыл для предприятия первоклассное оборудование, какого не было ни у кого в республике.

Но о Хаджи Савке в Чадыр -Лунге не забыли. В 1998 году Иван Кайряк разыскал на старом кладбище его могилу и установил мраморный памятник.

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Агросектору нужны стабилизаторы!

Михаил ВРОНСКИХ, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, член-корреспондент АНМ, заведующий лабораторией защиты растений Института полевых культур НИИ ПК Selecţia:

– В Молдове появились специалисты, которые на самом высоком уровне заявляют: «Зачем республике наука?» Зерновой отрасли, как всему агросектору, для устойчивости и развития нужны стабилизаторы. Такими стабилизаторами являются научные учреждения с подразделениями, которые создают новые сорта, разрабатывают и внедряют новые технологии. В этом и смысл деятельности института, а не в том, чтобы зарабатывать, и как можно больше. Принцип капитализма всем известен: деньги вложил – и тут же получил их обратно. Но в науке так не бывает. В исследования, разработки должен быть заложен запас времени – лишь потом начинается отдача. Но у министерских чиновников нет интереса поддерживать отечественную науку и местного производителя. Они откровенно работают на европейские семенные фирмы.

 

 

КСТАТИ

Хлебный Буджак

Оказывается, виноградарство, садоводство и огородничество, которые принято считать традиционными отраслями молдавской агроиндустрии, до 1940 года имели только… подсобное значение. О разнообразии зерновых упоминают молдавские документы XVII века. Полбу, прародительницу современных сортов пшеницы, у нас, как и по всей Европе, возделывали с незапамятных времён. Настоящий переворот в судьбе края пшеница совершила в конце XIX века. Когда Бессарабия стала житницей необъятной Российской империи, она обеспечивала 3% от российского производства зерна и 14% – от его экспорта. В то время сельское хозяйство Бессарабии оказалось продуктивнее, чем в центральной России, да и удобные порты были ближе. Бессарабское зерно покупали Англия, Франция, Италия, Турция. Производством элитной пшеницы занимались помещичьи хозяйства, поселения колонистов, крестьяне – каждый, кто хотел заработать. Кукурузу выращивали исключительно для личного потребления.

 

 

СВОЯ КОЛЕЯ

Вкусная аутентичность

Когда-то в наших сёлах продавались буханки только из местной пекарни. А по праздникам и особым дням пекла каждая хозяйка. Вкус свежего хлеба, испечённого матерью, оставался в памяти как одно из светлых воспоминаний о детстве. Трапеза с ароматным домашним караваем собирала и объединяла семьи.

Теперь домашний хлеб – редкий гость на столе. Для страны, где треть населения разъехалась по ближним и дальним странам, он становится скорее уходящей традицией, чем сердцевиной жизни. Уходит в небытие и культура домашнего хлебопечения, теряются старинные рецепты.

Веру КАМИНСКУЮ, хозяйку пекарни из села Вэлены Кагульского района, такие перемены огорчали особенно. На юге Молдовы издавна существовали верования, обряды и традиции, связанные с культом плодородия земли и хлебом. Они отличались от других регионов и передавались из поколения в поколение. И вот наступили времена, когда в аграрной республике подрастает поколение, которое считает, что хлеб делается в магазине. И после того как однажды продукция Каминской завоевала приз на международном конкурсе, Вера открыла при пекарне музей хлеба, где гидами работают все члены её семьи.

Едва экскурсанты переступают порог, как оказываются в мире, созданном природой, трудом и мастерством человека: рогалики, голуби из теста, плетёнки, караваи, более 20 видов калачей и других хлебобулочных изделий, без которых не обходится ни одна свадьба, крестины, похороны, народные и религиозные праздники.

Посетителей наряжают в народные костюмы и разыгрывают с ними сцены молдавских обычаев, где хлеб играет главную роль. Солирует в фольклорном представлении Лидия Беженару – та самая буника, что зажигала на Евровидении вместе с группой «Здоб ши Здуб». Оказывается, «бабушка из Вэлен» пять лет проработала в пекарне и о секретах вкусной булки знает не понаслышке.

– А потом мы с гостями, – рассказывает Евгений, зять Веры Каминской, – приступаем к выпечке хлеба по старому рецепту из Вэлен. Наконец форму с поднявшимся тестом отправляем в печь, а потом и дегустируем ароматное чудо.

Туристы из хлебной Австралии, которые недавно побывали в музее, назвали молдавский домашний хлеб вкусной аутентичностью.

Подготовила Татьяна СОЛОВЬЁВА
Кишинёв – с. Пырлица, Унгенский район – Бельцы – Чадыр-Лунга

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md