Место для всех

Место для всех

Максим Замшев – об антропологии, Ходорковском и поэтической аномалии

Недавно в Российском центре науки и культуры в Кишинёве состоялась встреча с главным редактором «Литературной газеты» Максимом Замшевым. Организатор визита – президент Международной общественной ассоциации Personalitatе Сергей Евстратьев.

– Максим Адольфович, как «Литературная газета» – старейшее СМИ России – адаптировалась к рынку?

– По большому счёту после 1991 года газета не должна была выжить. Тогда всем казалось: если наступят свобода, демократия, гласность, то всё равно сохранится огромное социальное государство. Но сосуществование рынка и социального государства невозможно. Поэтому главные редакторы центральных газет, привыкшие к тому, что в советское время им были обеспечены тиражи, типографии и так далее, столкнулись с проблемой – не гарантировано ничего. Такие газеты информационного плана, как «Московский комсомолец», «Комсомольская правда» начали искать свою нишу на формировавшемся рынке. А для «Литературки» этой ниши просто не существовало. В итоге газета оказалась в руках небезызвестного Ходорковского, который заявил, что она вообще не нужна – писак разогнать, собственность приватизировать и выпускать что-то другое.

 

Бренд и гордость

– Кто же протянул утопающему «соломинку»?

– Наши мэтры пошли на поклон к Юрию Лужкову, и он приказал одному из крупнейших российских бизнесменов Владимиру Евтушенкову, главе АФК «Система», газету выкупить. Пока АФК «Система» была акционером, какие-то материальные проблемы решались. Но при первой же возможности «Система» из числа акционеров вышла. А поскольку она, можно сказать, была единственным акционером, то издание оказалось в свободном плавании. И на момент моего прихода в редакцию газеты год назад остались только бренд и гордость. Ни помещения, ни активов, ни денег на счету.

Но мы в себя пришли. Теперь авторов много, между ними конкуренция, даже несмотря на то что гонорары не платим. А я поначалу переживал, что нечем будет заполнить газету. Мы обрели поддержку структур, финансирующих СМИ в России, остальное добываем в режиме «волка ноги  кормят».

– «Литературка» стала в два раза меньше по формату листа. С чем это связано?

– В крупных городах люди читают в метро, кафе и в других людных местах, где большой формат открывать неудобно. А мы считаем себя обязанными предоставлять читателям комфортные условия. В газете 28 полос, печатаем прозу, поэзию, статьи о кино, телевидении, театре, большое внимание уделяем актуальному общественно-политическому контенту и т. д. Мы стремимся к тому, чтобы публикации делали человека не информированнее, а лучше. Это то, что отличает наше издание от других.

 

История в лицах

– Интервью – один из любимых жанров в газете?

– Да, и один из наших приоритетов, говоря научным языком, – антропологический. Берём интервью у людей достойных, причём избегаем раскрученных имён. Ориентируемся на тех, кто действительно может рассказать что-то интересное. Отдаём должное юбилеям: так, недавно была разворотная статья об Ионе Друцэ, посвящённая его 90-летию. И используем любую возможность воскрешать имена позабытые, пишем о личностях, проявивших себя в той или иной области, но которые волею обстоятельств не стали известными.

Например, кто сейчас помнит Алексея Прасолова? А ведь это один из самых крупных поэтов рубцовской плеяды. Рубцова более-менее знают: он какой-то жалкой медийностью наделён за счёт песен, а Прасолов – фигура не меньшая – совершенно забыт. И таких примеров немало.

– Вы позиционируете «Литературку» как одно из самых независимых СМИ в России. Не слишком ли смелое заявление?

– Вовсе нет. В литературе, культуре невозможно установить жёсткие законы какого-то лобби – ни либерального, ни патриотического, ни консервативного и т. д. И я категорически против того, чтобы «Литературная газета» выражала интересы какой-либо группы – будь то идеологическая, писательская или художественная. Место должно быть для всех. И мне нужно думать не о своих вкусах и пристрастиях, а о материалах, которые понравились бы читателям. На работе забываю о том, что сам – писатель, иначе газета превратится в авторскую, что не нужно никому. Такое бывало в истории «Литературки» и ничем хорошим не заканчивалось.

 

Уроки французского

– У вас много ипостасей: поэт, прозаик, критик, менеджер…

– Ипостась у меня, в общем, одна – литератор. Все остальные, к сожалению, вынужденные. Менеджером стал потому, что такова жизнь. Если бы эту функцию хорошо исполнял кто-то другой, этим можно было бы не заниматься. А о литературной критике скажу так. Во-первых, она отсутствует, к сожалению, в том виде, в котором должна существовать, потому что нет цельного литературного процесса как такового. Во-вторых, все поэты, прозаики так или иначе стремятся высказаться о творчестве коллег. Это не литературная критика, а просто желание поделиться своим мнением.

– Также вы известны своими переводами…

– Языков не знаю, но перевожу друзей-поэтов с подстрочника – это уже часть такого поэтического братства. Основные переводы сделал с болгарского языка, классиков и современных авторов. Было очень интересно переводить румынскую поэтессу Каролину Илика, потому что она пишет силлабо-тоническим стихом, что редко встретишь в современной европейской поэзии.

– Подстрочнику все авторы подвластны?

– К примеру, с французского я бы не взялся переводить. Вообще в Европе сейчас такое творится в современной поэзии… Нужно знать языки, иначе невозможно понять, о чём пишут так называемые поэты. Это белые, совершенно бессмысленные стихи, лишённые поэтического труда. Набор случайных слов, например: «Снег, белый, зайцы, олени, машина». Вот это «зайцы, олени, машина» – просто верх европейского поэтического самосознания. И все должны минуту молчать и думать, почему «машина»? Там, в Европе, поэты занимаются уже не тем делом, каким занимаемся мы. В России поэзия – это судьба, выстраданная история, часто мешающая или осложняющая обычную жизнь. Она не мешала только Вознесенскому, Евтушенко и ещё некоторым – очень узкому кругу авторов, которые были успешны в России. Конечно, хорошо, что у них так сложилось, но, по большому счёту, это аномалия. Обычно у поэтов тяжкая доля.

 

Небезопасный юбилей

– «Литературная газета» хорошо осветила столетие Октябрьской революции 1917 года. Не за горами дата, которую, наверное, нельзя обойти молчанием: 140-летие со дня рождения Сталина. Как, на ваш взгляд, правильно подойти к освещению этого юбилея?

– Думаю, что не стоит делать из этой фигуры нечто особое. Да, Сталин – один из руководителей нашей страны, такой, как Брежнев или Хрущёв, Ленин, цари. Мы знаем, сколько при нём было пролито крови. И понимаем, как тяжело докопаться до настоящей правды. Но безвинная кровь пролита – и неважно, по какой причине. Это не оправдаешь ничем: никаким порядком или достижениями в области науки. Думаю, что тема очень болезненна для многих родственников пострадавших. Поэтому нужно проявлять чрезвычайную осторожность в освещении этого юбилея. И исходить из того, что люди имеют право знать разные точки зрения, чтобы самим делать выводы.

– Сейчас многие ищут в фигуре Сталина причину российских бед или панацею. А как считаете вы?

– И то и другое бессмысленно: прошлое – это прошлое, другое было время. Вообще я противник установки, бытовавшей в советский период: пусть мы будем жить плохо, но страна станет великой, а потом и заживём хорошо. Обычно никто хорошо пожить не успевает. Работу государственных деятелей нужно оценивать не по показателям экономики, вооружений и прочего, а по уровню жизни людей. С другой стороны, нельзя разменивать национальные интересы, совершать уступки, и, наверное, внешняя политика Сталина во многом была верна. Но опять-таки, и мифов вокруг неё немало.

В этом контексте нужно брать пример с французов. Их революция была кровавой просто до беспредела, но они сами всё проанализировали и никому не позволяют свою историю очернять. А в России почему-то принято раздеваться на весь мир и позволять страну втаптывать в грязь. В 1990-е годы вообще было публичное раздевание – дескать, пинайте нас за Ивана Грозного, за Петра Первого, Ленина, Сталина – за всех…

 

ДОСЬЕ
Максим Замшев родился в Москве в 1972 году. Окончил Музыкальное училище им. Гнесиных (1995) и Литературный институт им. А. М. Горького (2001). В 1999 году вышла первая книга его стихотворений «Ностальгия по настоящему». Автор десяти поэтических сборников и четырёх книг прозы.

 

Подготовила Татьяна Мигулина

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md