Муниципальный центр общественного здоровья Кишинева провел лабораторный анализ сезонных овощей и фруктов, которые продаются на рынках и в супермаркетах столицы.

Неко­то­рые про­бы пока­за­ли недо­пу­сти­мый уро­вень содер­жа­ния нит­ра­тов. По сло­вам вра­чей, их вли­я­ние опас­нее все­го для детей, а отрав­ле­ние нит­ра­та­ми может при­ве­сти к леталь­но­му исхо­ду.

Спе­ци­а­ли­сты Цен­тра обще­ствен­но­го здо­ро­вья Киши­не­ва взя­ли 83 про­бы, из кото­рых 42 — мест­ные про­дук­ты, и 41 — импорт­ные. Про­вер­ку не про­шли мол­дав­ские кабач­ки и мор­ко­вь: в них уро­вень нит­ра­тов ока­зал­ся суще­ствен­но выше допу­сти­мой нор­мы. Для срав­не­ния, за про­шлый год в сто­ли­це было взя­то 249 проб (185 — оте­че­ствен­ных про­дук­тов, 62 — импорт­ных). Высо­кое содер­жа­ние нит­ра­тов ока­за­лось в 18 про­бах ово­щей и фрук­тов, выра­щен­ных в Мол­до­ве, и все­го в одной про­бе импорт­ных. Самым ток­сич­ным ово­щем в 2016 году ока­зал­ся редис.

Как рас­ска­зал сани­тар­ный врач Цен­тра хими­че­ской без­опас­но­сти и ток­си­ко­ло­гии Наци­о­наль­но­го цен­тра обще­ствен­но­го здо­ро­вья (НЦОЗ) Геор­гий Цур­ка­ну, вли­я­ние нит­ра­тов опас­нее все­го для детей. Они чув­стви­тель­нее к изме­не­ни­ям, кото­рые про­ис­хо­дят в кро­ви под воз­дей­стви­ем этих веще­ств. «Нит­ра­ты вли­я­ют на гемо­гло­бин, и он боль­ше не может достав­лять кис­ло­род к внут­рен­ним орга­нам, вклю­чая мозг», — ска­зал Цур­ка­ну.

Спе­ци­фи­че­ский симп­том отрав­ле­ния нит­ра­та­ми — поси­не­ние кожи. Из-за недо­стат­ка кис­ло­ро­да ребе­нок ста­но­вит­ся сон­ли­вым, чув­ству­ет сла­бо­сть, может даже поте­рять созна­ние. «Леталь­ный исход воз­мо­жен, поэто­му при подо­зре­нии на отрав­ле­ние нит­ра­та­ми нуж­но сроч­но доста­вить ребен­ка в боль­ни­цу, что­бы быст­ро решить про­бле­му нехват­ки кис­ло­ро­да в орга­нах», — пре­ду­пре­жда­ет врач. Дру­гие симп­то­мы отрав­ле­ния — тош­но­та и нару­ше­ние рабо­ты пище­ва­ри­тель­ной систе­мы, но они встре­ча­ют­ся и при дру­гих забо­ле­ва­ни­ях.

Сего­дня в Мол­до­ве почти невоз­мож­но с пол­ной уве­рен­но­стью диа­гно­сти­ро­вать отрав­ле­ние нит­ра­та­ми. «Диа­гноз ста­вит­ся исхо­дя из ана­мне­за: изу­ча­ет­ся, что ребе­нок ел и пил. Про­ве­ря­ют на содер­жа­ние хими­че­ских веще­ств про­дук­ты. Так было и в Кагу­ле в 2016 году, когда ребе­нок умер [отра­вив­шись огур­ца­ми и реди­сом, содер­жа­щи­ми хими­ка­ты], и в Орге­е­ве. В послед­нем слу­чае на нит­ра­ты про­ве­ря­ли воду. Но в Мол­до­ве прак­ти­че­ски нель­зя опре­де­лить уро­вень нит­ра­тов в кро­ви или рвот­ной мас­се», — рас­ска­за­ла заве­ду­ю­щая отде­лом кон­тро­ля хими­че­ских веще­ств НЦОЗ Татья­на Ман­че­ва.

Мони­то­ринг этой ситу­а­ции до недав­не­го вре­ме­ни тоже тол­ком не про­во­дил­ся. «При­каз мин­здра­ва был утвер­жден толь­ко в кон­це 2015 года. И толь­ко к сере­ди­не про­шло­го года мы отра­бо­та­ли весь меха­низм — тепе­рь к нам посту­па­ют отче­ты по каж­до­му слу­чаю отрав­ле­ния хими­че­ски­ми веще­ства­ми, вклю­чая нит­ра­ты», — уточ­ни­ла Ман­че­ва.

Таким обра­зом, за 2016 год было заре­ги­стри­ро­ва­но 23 слу­чая отрав­ле­ния нит­ра­та­ми: восе­мь — в Рези­не, пять — в Сын­же­ре, три — в Киши­не­ве, по два — в Бель­цах и Дро­кии, и по одно­му слу­чаю — в Орге­е­ве, Рыш­ка­нах и Унге­нах. Насколь­ко эти дан­ные отра­жа­ют реаль­ное поло­же­ние дел, труд­но ска­зать из-за про­блем с диа­гно­сти­кой: воз­мож­но, не все слу­чаи попа­ли в ста­ти­сти­ку. Кро­ме того, боль­шое содер­жа­ние нит­ра­тов может ока­зать­ся и в питье­вой воде, с кото­рой в рес­пуб­ли­ке, по мне­нию вра­чей, по-прежнему про­бле­мы.

Post to Twitter