Как Молдову посадили на иглу…

Как Молдову посадили на иглу…

О том, что экономика страны впала в кому

Безусловно, проблема внешнего финансирования Молдовы очень сложная и запутанная. 13 июля 2018 года мы отправили депутатский запрос № 3370 в Минфин о величине кредитов и грантов, полученных РМ в 2009-2018 годах. 1.08.2018 г. мы получили ответ.

 

Финансовые кандалы

Так вот, картина следующая.

  1. C 2009 по 2018 годы общая сумма внешней финансовой поддержки составила $3052,4 млрд. Соответственно кредиты составили $1841,8 млрд, гранты – $1210,6 млрд.
  2. В 2009 году, в разгар мирового финансового кризиса, ПКРМ никак не могла подписать новое соглашение с МВФ. Однако сразу после формирования АЕИ (8 августа 2009 г.) всё внешнее финансирование было открыто. И в 2009-м РМ получила внешнее финансирование в размере $306,6 млн!
    Соглашение с МВФ было подписано за рекордно короткие сроки – 14 января 2010 и дополнено 30 июня этого же года. Условия были крайне жёсткими. Двойные стандарты? По нашему мнению, это более чем очевидно.
  1. Самые крупные внешние вливания происходили циклично: в 2010 году – $352,3 млн, в 2014-м – $421,6 млн, в 2018-м – $465,4 млн. Почему именно в эти годы? Ответ на поверхности. Это годы парламентских выборов. Запад вбрасывает в эти годы огромные суммы, чтобы поддержать правые партии.
  2. Ещё один нюанс – соотношение между кредитами и грантами. С 2016 года объём грантов падает, а кредитов – растёт. А это означает, что у страны при власти ДПМ нет больше шансов для скачка и развития.
    Судите сами, в 2011 году гранты ($131,0 млн) превысили кредиты ($96,8 млн)! В 2014-м гранты составили рекордную сумму в $268,2 млн, чуть ли не в два раза превосходя кредиты – $153,4 млн! В 2016 году гранты составляли $63,4, а кредиты – $230,3, в 2017-м соответственно $56,7 и $195,6, а в 2018 году гранты составляли $115,4, а кредиты выросли до рекордной отметки в $350,0 млн!
  1. Многие кредиты и гранты внедрялись иностранными фирмами и консультантами. Зачастую их рекомендации носили умозрительный характер, проекты внедрялись для галочки.
  2. Большинство кредитов и грантов разворовывалось. В 2017 году, по данным Всемирного экономического форума, Молдова заняла первое место в Европе по краже публичных фондов…

 

Кредиты и структура ВВП

Безусловно, международные доноры направили огромные суммы на модернизацию экономики. Всё это должно было изменить её структуру, дать стремительный рост ВВП, прямых иностранных инвестиций, рабочих мест, зарплат и т. д. Однако кроме изменения направления экспорта в страны ЕС (и это за счёт потери рынка РФ и ЕАЭС) никаких качественных перемен не произошло.

Возьмём базовый показатель – структуру ВВП по секторам экономики. Данные взяты из солидного американского сайта statista.com.

В 2008 году услуги составляли 56,43%, сельское хозяйство – 8,81%, промышленность -19,12%. В 2017 году услуги составляли 55,36%, сельское хозяйство – 12,21%, промышленность – 17,88%.

Как видно из этих цифр, ключевых изменений не произошло. Доля промышленности упала почти на 2%, доля сельского хозяйства выросла на 4%. Кстати, сам МВФ признаёт: рост ВВП в 2016-2017 годах произошёл благодаря сельскому хозяйству (хорошему урожаю).

Аналитический доклад ЦРУ (The World Factbook) даёт ещё более удручающую картину: в 2017 году услуги составляли 73,2%, сельское хозяйство – 12,2%, промышленность – всего 14,6%.

На этом фоне Киргизия смотрится солидней: сельское хозяйство – 14,3%, промышленность – 32,5%, услуги – 53,2%. Румыния и вовсе недосягаема: сельское хозяйство – 4,2%, промышленность – 33,2%, услуги – 62,6%.

Румынский эксперт Петришор Пею считает, что молдавское руководство не смогло решить структурные проблемы, с которыми сталкивается экономика: «Структура молдавской экономики неевропейская – 15% составляет сельское хозяйство. В европейских странах удельный вес сельского хозяйства в экономике гораздо меньше. Например в Румынии сельское хозяйство составляет менее 5% от экономики страны».

 

Закрепили стагнацию…

Чтобы понять «эффективность» любого правительства, давайте посмотрим на динамику ВВП по данным МВФ:

 

2005 + 7,5%,          2012 –  0,7%,

2006 + 4,8%,          2013 + 9,4%,

2007 + 3%,              2014 + 4,8%,

2008 + 7,8%,          2015 –  0,4%,

2009 –  6%,              2016 + 4,3%,

2010 + 7,1%,          2017 + 4,5 %,

2011 + 6,8%,          2018 + 3,8 %

(прогноз МВФ).

 

По прогнозам Всемирного банка, темпы роста ВВП упадут. В 2019 году ожидается рост в 3,7%.

Как утверждает экономист Петришор Пею, «рост молдавской экономики в последние годы в среднем на 4,5% является ниже экономического роста государств Восточной Европы».

Доктор экономики Михаил Пойсик ещё категоричнее: «За годы проевропейского правления – с 2009 по 2017-й – средний темп роста ВВП составил 3,3%»…

А чтобы заметно подняться над уровнем плинтуса к среднеевропейским показателям, нашей стране, как считают многие экономические эксперты, необходимы темпы роста ВВП не менее 10% в год.

По нашему мнению, правым партиям в целом и ДПМ в частности так и не удалось добиться устойчивого и качественного экономического роста. Короткий период роста сменялся рецессией, а потом – стагнацией. По сравнению с 2001-2008 годами темпы роста ВВП заметно ниже.

А теперь взгляните на объём номинального ВВП по данным Всемирного банка: 2010 год – $5,8 млрд, 2011 год – $7,0 млрд, 2012 год – $7,3 млрд, 2013 год – $8,0 млрд, 2014 год – $ 8,0 млрд, 2015 год – $6,5 млрд, 2016 год – $6,8 млрд, 2017 год – $8,13 млрд.

Проще говоря, только в конце 2017 года мы достигли объёма ВВП 2013 года. Четыре года мы топтались на месте. Излишне повторять, что ВВП РМ по итогам 2017 года составил лишь 74% от ВВП 1989-го!

Второй признак стагнации экономики, по мнению М. Пойсика, сокращение формально занятых, то есть тех, кто трудится официально. Так, если во II квартале 2017 года их числилось 808,9 тыс., то через год уже осталось только 791,8 тыс. В то же время неформально занятых, то есть в теневом секторе экономики, было 461,4 тыс., а через год уже 551,6 тыс.

Частично эти данные Пойсика совпадают с данными МВФ от 2016 года. Уровень безработицы у нас стабильный: в 2013 году 5,1%, в 2014 – 3,9%, в 2015 – 4,9%, в 2016 – 4,7%. То есть ничего не меняется.

Третий признак – хроническое сокращение объёмов кредитования, которое происходит в последние годы. На конец нынешнего первого полугодия банковский кредитный портфель уменьшился до 33,1 млрд леев, тогда как год назад он составлял 34,2 млрд. То есть денег у банков становится всё больше, а кредитов для экономики существенно меньше!

Четвертый признак – это сокращение объёма промышленного производства.

Пятый признак – это низкий объём прямых иностранных инвестиций. В 2007 г. ПИИ составляли $540 млн, в 2008 – $711 млн, в 2014 – $200 млн, в 2015 – $170 млн, в 2016 – $98 млн, в 2017 – $205 млн! Но инвестиции инвестициям рознь.

Доктор экономики Владимир Головатюк показывает, что в целом реальный приток ПИИ в капитал продолжает сокращаться. С октября 2009 по сентябрь 2017 года ежегодный приток этих инвестиций сократился в 14,5 раза – с $320 млн до $22 млн!

Самое главное, однако, в том, что экономике Молдовы не удалось стать конкурентоспособной, а цифры, показывающие баланс экспорта, демонстрируют это. Таким образом, в Молдове объём импорта составляет $4,8 млрд, что вдвое больше, чем показатель экспорта. Торговый дефицит в $2,4 млрд достигает 29% от ВВП…

 

В зоне африканских стран

Любопытен рост ВВП на душу населения в текущих ценах. Данные предоставил американский сайт knoema.com.

ВВП на душу населения – ключевой показатель, говорящий о росте экономики и благосостояния.

Год

ВВП на душу населения
(в $ США)

Прирост (в%)

2006

952

2007

1232

29,43

2008

1697

37,77 *

2009

1526

10,10 **

2010

1633

7,01

2011

1972

20,75

2012

2046

3,79

2013

2244

9,69

2014

2246

0,05

2015

1828

18,58

2016

1907

4,32

2017 2280

19,52

* (рекордный прирост за всю историю страны)
** (падение в связи с мировым кризисом, госпереворотом от 7 апреля и политической нестабильностью)

 

Обратите внимание на ключевой аспект: самый большой прирост ВВП на душу населения в 37,77 % случился в 2008 году, когда у власти была ПКРМ и внешние вливания были в разы меньше.

Сравнения же ВВП на душу населения с другими странами обескураживают. По данным МВФ, в 2017 году у РМ ВВП составлял $2279, у Папуа-Новая Гвинея – $2861, Монголии – $3639, Анголы – $4407, Намибии – $5413, у Люксембурга – $105 803.

 

В долгах как в шелках

Ещё один интересный показатель – долг правительства к ВВП – даёт нам американский сайт tradingeconomics.com:

2008 – 19,27%,   2013 – 23,4%,

2009 – 29,12%,   2014 – 24,5%,

2010 – 26,54%,   2015 – 27,3%,

2011 – 23,4%,     2016 – 37,5%,

2012 – 24,1%,     2017 – 34,4%.

 

Безусловно, у МВФ цифры немного другие. В отчёте IMF Country Report № 17/398 от 2017 года в рубрике General Government debt даётся цифра в 30,1% к ВВП в 2013 году, 36,8% – к ВВП в 2017 году, 38,8% – в 2018-м.

Самый низкий исторический долг Молдова имела в 2008 году, самый высокий – в 1998 г. И если в середине 2009 года внутренний и внешний государственные долги составили $954 млн, то в августе 2018 г. – почти $2 млрд!

На самом деле внешние кредиты и гранты лишили Молдову воли к реформам и модернизации, закрепили отсталость и стагнацию. Экономика страны находится в коме, а кредиты лишь снабжают организм кислородом, оттягивая неминуемую смерть.

И чем быстрее мы сломаем эту модель, тем лучше.

Богдан Цырдя, политолог

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md