Не понимаю, почему официальная статистика расходится с нашей экономикой? Пишут, что всё в порядке. А на самом деле? В. Горлов, Оргеев

С приходом во власть в 2009 году так называемых проевропейцев постоянно декларируется о якобы реализуемых ими реформах, которые направлены исключительно на создание новых рабочих мест и рост благосостояния народа. Но реальные цифры в этом сильно сомневаются…

 

ГДЕ увядание бизнеса?

Конкретные результаты осуществляемого «реформирования» не вызывают оптимизма. Так, количество рабочих мест в формальном секторе, то есть там, где официально начисляют зарплату и выплачивают из неё налоги, сократилось на 85,2 тысячи, до 776,2 тысячи, или на 9,9 процента, в том числе за 2016 год – на 9,0 тысяч. И основная причина – кардинальное снижение деловой активности бизнеса. Инвестиции в долгосрочные материальные активы за последние 8 лет также уменьшились на 23,5 процента, в том числе – на 13,9 процента в 2016 году.

А прямые иностранные инвестиции во внутреннюю экономику вообще рухнули вчетверо: от 711,5 миллиона долларов до 143,2 миллиона, в том числе на 21,5 процента в 2016 году. Получается, что в результате осуществляемого так называемого реформирования деньги бегут из Молдовы. И здесь проблемы не только в растущей коррупции и падающем доверии к правовой системе государства, что из года в год подтверждается результатами обследований авторитетных международных рейтинговых агентств, а и в абсолютной непредсказуемости правил, по которым будет жить Молдова уже в ближайшем будущем.

С одной стороны, ежегодно на очередное трёхлетие утверждается налоговая политика. И, прежде всего, бизнес якобы получает свод экономических и правовых норм, по которым ему предстоит строить свою деятельность. А с другой стороны, эти нормы в любой момент могут быть изменены.

 

ЧЕЙ «недоношенный уродец»?

Например, 16 декабря, под конец прошлого года, без обсуждения с бизнесом и обязательного в таких случаях анализа последствий, Законом РМ №281 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты» (опубликован в Monitorul Oficial 27.12.2016 г. и вступил в силу уже с 01.01.2017 г.) была принята новая редакция закона об охране окружающей среды. При этом вводился длинный перечень сборов за упаковку. Но так как данное нормотворчество родилось кулуарно и в спешке, то, разумеется, оно породило множество разночтений. И несмотря на то что эти сборы уже давно собираются, полной ясности ни у налогоплательщиков, ни у налоговиков – за что и сколько перечислять – как не было, так и нет.

Доработка подзаконных актов для этого «недоношенного уродца» продолжается до сих пор. А так как закон действует с начала года, то контролёры трактуют его как им заблагорассудится.

Ещё больше проблем этим же законом №281 было наворочено для легальной торговли в части введения новых правил по выстраиванию отношений между национальными производителями продуктов питания и продавцами этих продуктов. В целом до начала текущего года они регламентировались Гражданским кодексом и Законом № 231 от 23.09.2010 «О внутренней торговле». Но кому-то наверху вдруг пришла идея в срочном порядке изменить статус-кво. Надо полагать, соответствующее указание тут же было спущено вниз, и в парламенте – под единодушный одобрямс правящего большинства – его бескомпромиссно начал продвигать этакий зицпредседатель Игорь Время – депутат-перебежчик из Партии коммунистов.

В итоге с 1 января в закон «О внутренней торговле» и в Кодекс об административных правонарушениях для продавцов также ввели целый ряд нововведений.

Во-первых, запретили осуществлять возврат продукции. И это при том, что годами отлаженный механизм взаимодействия между поставщиками и продавцами позволял оперативно перемещать продукцию в точки самой быстрой реализации, если в предыдущем месте тот или иной продукт не продавался.

Во-вторых, запретили договариваться о маркетинговых сборах и отчислениях. Тем самым поставщика лишили возможности продвигать свою продукцию, пойдя при этом как против сложившейся в республике практики, так и пренебрегая мировым опытом, где грамотный маркетинг уже давно стал определяющим локомотивом торговли. Вдобавок к этому отсрочку по оплате продукции ограничили 30 днями как для скоропортящейся продукции со сроком годности в несколько дней, так и для продукции со сроком годности несколько месяцев или даже лет. Например, алкогольные напитки. И никто не озаботился тем, что крупные торговые сети, неся безусловные потери, в состоянии централизованно преодолеть все эти плоды скоропалительного законотворчества.

А вот что делать средним и мелким продавцам, оставшимся со свалившимися на их головы проблемами?

Разумеется, никто в убыток работать не будет. И мелкий, и средний, и большой бизнес в очередной раз будут как-то выкручиваться. Как известно, ещё в советском прошлом действовали нормы утряски и усушки. Ведь товар не только теряет влагу, но в процессе его реализации образуются отходы и другие виды потерь первоначального веса, а у какой-то его части ухудшается товарный вид, что требует уценки, – и так далее, и тому подобное. Существуют общепринятые затраты и на рекламу товара, в чём даже в большей мере заинтересованы производители продукции.

 

У КОГО аврал?

В итоге эти «упущения» наконец-то осознали в правительстве, и теперь Министерство экономики (опять же в авральном порядке!) работает над корректировкой принятых в декабре поправок. Проводятся консультации как с производителями, так и с ритейлом, готовятся очередные изменения и налагаются… на прежние скоропалительные изменения. В общем, на марше – поиск разумного компромисса между поставщиками и продавцами.

Но консенсуса, похоже, так и не получится, так как намечаемые нововведения в ещё большей мере будут разрушать тонкую материю того, что классифицируется как рыночные принципы. Ибо в целом предполагается ввести ещё больше администрирования со стороны государства, что, априори, предопределяет лишь рост коррупции.

Всё это лихорадит крупный ритейл и владельцев небольших торговых точек, которые и так ведут неравный бой с нелегальным рынком: реализаторами контрабанды, контрафактной продукции и товаров, произведённых по серым схемам в обход налоговой системы. Всем этим торгуют в открытую, на наших глазах, не боясь контролирующих органов, на организованных и стихийных рынках, работающими как по патенту, так и без него.

Разумеется, действующее законодательство писано не для них. И чем больше неразберихи в правовом поле, тем доходы криминала выше. А масштабы таких продаж просто огромны!

 

ЗАЧЕМ хаос?

Но вместо того чтобы организовать целенаправленную борьбу с этими миазмами национальной экономики, хаос вносится именно в легальный бизнес.

Сегодня такие крупные торговые сети, как Nr.1, Metro, Green-Hills Market, Linella, Fidesco и Fourchette, через которые реализуется около четверти всех товаров в стране и где трудится более десяти тысяч сотрудников, наряду с более мелкими представителями розничной торговли, преодолевая свалившиеся на них проблемы, наверняка существенно меньше станут перечислять налогов в госбюджет. А он и так уже почти на треть покрывается внешними источниками.

Безусловно, взаимоотношения товаропроизводителей и внутренней торговли нуждаются в совершенствовании. Есть много положительного в мировом и европейском опыте, в конце концов – и в Румынии. И его необходимо не только изучать, но и взвешенно адаптировать к нашим особенностям, проводя консультации со всеми заинтересованными сторонами, как это детально предписано действующим законодательством.

Однако пока мы чрезмерно часто становимся свидетелями разрушительных действий, подобных поведению слона в посудной лавке. В итоге – стагнирующая экономика с сокращающимися рабочими местами и затухающим инвестиционным процессом. А это путь в никуда.

 

ФАКТЫ

Долги государства неуклонно растут, и в этом году на обслуживание по взятым кредитам предстоит направить уже 1,9 миллиарда леев.

 

КСТАТИ

ЧЬЯ контрабанда?

В Стратегии развития внутренней торговли в Республике Молдова на 2014-2020 годы, принятой постановлением правительства №948 от 25.11.2013 года, констатируется, что «доля незаконно ввезённых нефтепродуктов от общего объёма продаж этой продукции на внутреннем потребительском рынке страны колеблется между 30 и 50%.
С начала 2013 года почти половина сахара, поступившего на внутренний рынок, ввезена контрабандой из Украины. Среди товаров, включённых в чёрный список контрабандной продукции, – компьютерная техника, одежда и обувь различных международных брендов, мясо и мясные продукты, рыба, сигареты и т. д. В частности, только годовой теневой оборот нефтепродуктов, который продолжает расти, составляет около 20 миллиардов леев.

Михаил Пойсик, доктор
экономики, АНМ

Post to Twitter