«Я закладываю в книги фугаски, и они жахнут»

«Я закладываю в книги фугаски, и они жахнут»

Ольга Семёнова – о великом отце, Штирлице и Янтарной комнате

Юлиан Семёнов стремился донести до читателей мысль о том, что в мире нет безысходности, всегда есть выход, только надо надеяться на свои силы и во всём видеть красоту.

Об этой и других миссиях писателя рассказала его дочь Ольга Семёнова на июньской встрече с кишинёвской аудиторией. Гостья впервые побывала в Молдове по приглашению общественной организации Dialogum при содействии Международного медиаклуба «Формат A-3».

 

Своих не предают

– Ольга Юлиановна, какую миссию отца вы считаете главной?

– Вы, конечно, знаете поговорку: кому много дано, с того много и спросится. Она полностью соответствует жизни Юлиана Семёновича. Он родился в интеллигентной семье: отец Семён Александрович Ляндрес, организатор издательского дела, редактор, был помощником Бухарина в газете «Известия». Мама, Галина Николаевна Ноздрина, работала учителем истории, затем завучем. Мальчик купался в культуре, знаниях. Родители ему читали Пушкина, и Юлиан Семёнович унаследовал любовь к поэту и подарил её нам. Вначале это был баловень судьбы. Он поступил в Московский институт востоковедения, учился на курсе с Евгением Примаковым, нашим бывшим премьером, с которым дружил. И вдруг – новая волна репрессий, и моего деда Семёна Александровича посадили на 10 лет непонятно за что. У Юлиана Семёнова была дилемма: или отречься от отца и продолжать учиться в институте, или отстаивать его до последнего. Он решает отстаивать отца. Каждый день писал письма в органы, доказывая, что папа – честный коммунист.

Но не прислушались к молодому человеку, не выпустили отца. Сына выгнали из института, и для того чтобы носить передачи папе, он разгружал вагоны. Единственный человек, который в тот период его поддержал, был Евгений Максимович Примаков, продолжавший верить в невиновность Семёна Александровича. Когда не стало Сталина, Юлиана Семёнова восстановили в комсомоле, в институте. Тогда, мне кажется, и сформировался его характер благородного честного человека, который своих не предаёт.

 

Внутренний диссидент

– Как вашему отцу, прошедшему столь тяжкие испытания, удалось не стать диссидентом и сохранить любовь к Советской России?

– Юлиан Семёнович не был слепцом, и многие друзья и читатели называли его внутренним диссидентом, потому что папа часто критиковал проблемы советского строя. Он мне говорил: «Я закладываю в книги фугаски, и они жахнут». Отец не стал диссидентом исключительно потому, что понимал: это абсолютно непродуктивно. Многие советские писатели, уехавшие на Запад, внутренне сломались. Об этом, кстати, говорил его друг юности Василий Аксёнов, с которым они начинали в годы оттепели. Потом Аксёнов вынужден был уехать, и ему на чужбине было очень тяжело. Отец говорил: «Я не смог бы прожить в эмиграции больше трёх месяцев. Или бы спился, или пустил бы себе пулю в лоб». Он не мыслил себя вне русского языка и культуры. И на Западе оказался бы васильком без корней, засох бы, одним словом. Хотя его приглашали неоднократно. Но он считал, что автор Штирлица уехать из России не имеет права, и своих читателей, которые ему поверили, не предаст. И в этом тоже миссия Юлиана Семёнова. Ему поверили миллионы – как же он мог покинуть страну в поисках лёгкой жизни и иллюзорной возможности вещать некую пресловутую правду? Правду нужно говорить у себя на родине. Но он никого из уехавших не осуждал.

 

Светский проповедник

– Юлиан Семёнов больше любил творческий писательский процесс или журналистику?

– Папа начинал как журналист. И даже став маститым писателем, часто говорил: «Остаюсь журналистом». И газета «Совершенно секретно», основанная им, тоже была для него творчеством. Он впервые в Советском Союзе дал слово на её страницах православному священнику Александру Меню – чудесному человеку и замечательному проповеднику, автору книг. Журналистика и писательство для папы неразделимы: приступая к любой теме, он проводил глубокое журналистское расследование.

В те годы, наверное, не было ни одной горячей точки, где бы не побывал мой отец. Он стремился понять, что происходит в мире, и донести смысл происходящего до читателей. Бывал во Вьетнаме, где его контузило, в Афганистане, Никарагуа… Отец говорил, что журналист – светский проповедник, и на нём лежит колоссальная ответственность говорить правду любой ценой. Обобщая, скажу, что миссия Юлиана Семёнова заключалась в том, чтобы нести добро, правду, отстаивать свои идеи. И ещё – сохранять память и культуру. Так, он долгое время вместе с двумя удивительными людьми искал Янтарную комнату. Один из них – барон Эдуард фон Фальц-Фейн, родом из тех немцев, которые верой и правдой служили матушке России ещё при Екатерине. В Европе он оказался мальчишкой, но не забыл Россию. Разбогател и приобретал похищенные из нашей страны культурные ценности, возвращая их в российские музеи. Вторым участником поисков был Георг Штайн – немецкий солдат, честный человек, которого заставили воевать. Он не хотел, был юным, когда его погнали на фронт. А его отца и сестру, антифашистов, расстреляли гитлеровцы. Георг Штайн поклялся, что вернёт все культурные ценности, похищенные немцами. Они втроём искали не только Янтарную комнату. Им, например, удалось найти коллекцию уникальных псковских икон на миллионы долларов, которые вернулись в Россию. К сожалению, Янтарную комнату найти не удалось, хотя где они её только ни искали. Причём им угрожали, но они продолжали поиски до тех пор, пока трагически не погиб Георг Штайн: его нашли в лесу со вспоротым животом и со связанными руками. За несколько дней до гибели он написал моему отцу: «Думаю, мы искали не там, где нужно, у меня есть очень интересная наводка». А немецкая полиция утверждала, что он сделал харакири.

 

Уполномочен рассказать

– Считал ли ваш отец Штирлица своим лучшим творением?

– Каверзный вопрос. Вообще, о Штирлице написано 14 произведений, и папа считал одним из удачных «Бриллианты для диктатуры пролетариата». Кто знает – поймёт, почему. Остальным советую прочесть. Там с огромным уважением рассказано и о красных, и о белых. Юлиан Семёнович, когда готовился к написанию романа, встречался и с большевиками, и с лидерами белого движения, выслушивал точку зрения каждого. И понимал, что у каждого – своя правда. Он считал, что писатель должен рассказывать обо всех участниках событий, потому что это наша история. А историю нужно уважать и помнить, какой бы горькой она ни была. «Бриллианты…» – очень глубокая вещь. Юлиан Семёнович работал в разных жанрах – писал и исторические романы, и детективы, и политические романы.

 

Бомба для Гитлера

– Как вы считаете, что сказал бы Юлиан Семёнов о работе сегодняшних СМИ?

– Если говорить о прессе западной, то там независимости не существует. И её в принципе не было никогда, потому что СМИ завязаны на больших финансовых и партийных интересах. Приведу самый показательный пример. Юлиан Семёнович дружил с Жоржем Сименоном, автором романов о Мегрэ, который тоже начинал с журналистики. В 1930-е годы он был корреспондентом в Германии. Тогда Гитлер только пришёл к власти, и немцы его не принимали, шло отторжение параноика. И всё ещё можно было переиграть. Жоржу Сименону от друзей поступила информация о том, что Гитлером готовится провокация – поджог рейхстага с целью ликвидировать всех коммунистов, оппозиционеров, посадить их в лагеря и тюрьмы. Он тут же написал об этом статью для французского издания с призывом быть бдительными. И статья могла бы изменить ход мировой истории, сохранить миллионы жизней. Но «бомбы» не вышло: Сименону сказали, что недостаточно доказательств. Было ясно, откуда уши росли: уже тогда Франция заигрывала с Гитлером. Через три недели рейхстаг запылал, пошли репрессии, и с Германией как страной было покончено на многие годы. На мой взгляд, нынешняя европейская цензура куда жёстче, чем раньше. И значительно суровее, чем цензура советская. Сейчас в России абсолютная свобода прессы. Конечно, моего батюшку огорчило бы нынешнее положение дел в СМИ: о какой светской проповеди можно говорить, если ты представляешь интересы той или иной группировки или партии?

 

 

ДОСЬЕ
Ольга Семёнова родилась в Москве. В 1988 году окончила театральное училище им. Щукина. С 1982 года публиковалась в журнале «Огонёк», газетах «Московский комсомолец», «Крымская газета», «Совершенно секретно». Возглавляет Культурный фонд Юлиана Семёнова, который помогает детским домам России из средств от публикации книг писателя.

 

Подготовила Марина Лаврова

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md