Говорящие камни

Говорящие камни

О том, как молдавская столица лишается последних сведений о героях пушкинской эпохи

Историческое наследие Кишинёва продолжают уничтожать прямо на наших глазах.

Пока чиновники и охотники до очередного «бесхозного» куска земли в центре города обсуждают, на какой из заброшенных старинных архитектурных фасадов нанизать китчевую многоэтажку, да ещё и рядом что-нибудь втиснуть, большая часть нашего общего культурного достояния, и без того забытого, растаскивается по кускам.

 

Зло забвения

Примерно такая же история творится с самым ранним из ныне сохранившихся столичных некрополей. Вернее, сейчас можно найти его остатки во дворе православного храма Святых Константина и Елены, возведённого в 1777 году.

Многие помнят, как в 70-е годы ХХ века тогдашние власти города совершили непоправимую, с точки зрения культурного наследия, ошибку – срыли часть холма, на котором располагается храм Константина и Елены, ради прокладки скоростной автотрассы. А вместе с холмом уничтожили и большинство могил церковного погоста. Правда, разрушать это кладбище стали ещё раньше – в 50-е годы XX столетия, когда могилы принялись срывать, а освободившиеся места отводить под частные дома. В 60-е по распоряжению муниципалитета родственники усопших, захороненных в том месте, перевозили останки на новое тогда кладбище «Дойна». Те же могилы, о которых никто не позаботился, за редким исключением, были уничтожены вполне официально. Теперь их там не больше трёх десятков.

Но даже уцелевшие надгробия представителей знатных известных семей сегодня находятся совершенно не там, где лежат останки этих усопших. Да и лежат ли? По воспоминаниям старожилов, при строительстве скоростной трассы гробы с костями в изобилии буквально вываливались из-под ковша экскаватора и летели вниз по склону.

– Ряд художественно выполненных памятников переносили подальше от места строительных работ, – рассказывает корреспонденту «АиФ в Молдове» краевед Юрий Швец. – Доничам, можно сказать, повезло: надгробия представителей этой семьи стоят сегодня у храма, справа от входа. Надписи на стелах и плитах выполнены по-румынски латиницей, хотя время жизни этих людей указывает на период до 1918 года. Предположу, что надписи были обновлены при румынской администрации. Не повезло многим другим захоронениям, например Катаржи – ещё одной знаменитой в истории Молдовы семьи. Их склеп, находившийся позади храма, остался теперь лишь на старинных фотографиях.

 

Безответная любовь

Забыли современные кишинёвцы и о семье Белуха-Кохановских. Представители этого рода, жившие в XIX веке, покоятся по сию пору у храма Константина и Елены, и мы можем смело предположить, что разбитые временем и безразличием надгробные плиты с более-менее хорошо сохранившимися надписями и сегодня лежат над останками тех, кому они посвящены. О титулярном советнике Петре Павловиче Белуха-Кохановском и его супруге Пульхерии (Профире) Егоровне, урождённой Милло, а также об их сыновьях Павле и Дмитрии знают многие пушкинисты. Ещё одно имя на надгробной плите – Кохановская Александра Петровна – видимо, принадлежит сестре главы семейства.

Исследователь жизни, творчества и окружения Александра Сергеевича Пушкина, молдавский учёный Виктор Кушниренко рассказал, что великий поэт часто бывал в гостеприимном доме Кохановских в Кишинёве.

– Отец Пульхерии, Егор (Иордаке Енаки) Иванович Милло, – представитель древнего молдавского рода, надворный советник, владел, полностью или частично, шестью сёлами в Оргеевском цинуте, а также домом в Кишинёве. К приезду Пушкина в Бессарабию Милло был уже вдов, – поведал Кушниренко.

По его словам, Егор Милло скончался в 1828 году 63-х лет от роду и похоронен в Морозенах (ныне Оргеевский район). Могила с надгробием из белого мрамора сохранилась там до сей поры. На камне значится ещё одно имя – Мария Фези, а также возраст её – 55 лет и год смерти – 1855-й.

– Эта Мария (Фези – по второму мужу) – дочь Егора Милло. В период пребывания в Кишинёве опального Пушкина Мария была тайной любовью отставного майора, друга великого поэта Николая Алексеева. Влюблённый в Марию Пушкин об этом не знал. Видя холодность её, он принялся одаривать женщину сатирическими стихами, – рассказал Кушниренко.

Он добавил, что именно образ Марии Милло венчает знаменитый рисунок Пушкина «Кишинёвские красавицы», где запечатлена в числе других знакомых классика и Екатерина Стамо, дочь владельца усадьбы в Долне Замфираке Ралли. Именно Екатерина Стамо стала прототипом Татьяны в «Евгении Онегине».

Фото Игоря ВЗОРОВА

 

Путь непротивления злу

Мнение Тиховской

– Последний раз вопрос сохранения старинных надгробий у храма Константина и Елены всерьёз поднимался в 1980-е годы. Тогда материалы на эту тему публиковали главные на тот период печатные издания республиканского значения. А молдавское телевидение даже сняло документальный фильм. Специальный научно-реставрационный комбинат при Минкультуры МССР подготовил проект благоустройства этой территории. Общество охраны памятников затратило немалые средства на ремонт. Но варварское разграбление кладбища не прекращалось. Исчезали мраморные надгробия, плиты, скульптуры, стелы. Милиция же выбрала путь непротивления злу…

Ольга Тиховская, историк искусства

 

Лыко в строку

Древнейшее надгробие

На остатках погоста у храма Константина и Елены обнаружено древнейшее из известных на территории Кишинёва надгробий. Датируется оно 1783 годом, то есть спустя каких-то шесть лет после постройки церкви. Это число выбито на камне с использованием кириллической системы летоисчисления, которую применяли ещё в Древней Руси. А надпись на надгробии «Аич одихнеште робу думнезеу Потекэ Макар» в переводе на русский язык означает: «Здесь покоится раб божий Потекэ Макар».

 

В тему!

Пушкинский Оргеев

Не только Кишинёв, Долна, Бендеры или, например, сёла Паулешты, Панашешты и Варзарешты должны иметь славу пушкинских мест Молдовы, считает исследователь Виктор Кушниренко.

Немало связан бессарабский период в жизни великого поэта, например с Оргеевом, где так же, как и в молдавской столице, есть бюст Александра Сергеевича, стоящий в парке его имени.

Кстати, напоминает учёный, немногим более 200 лет назад, 27 апреля 1818 года, в Кишинёв прибыл российский император Александр I, чтобы даровать Бессарабской области особый статус правления – по тем временам весьма примечательный и прогрессивный. Следовал царь через Хотин, Бельцы и Оргеев – по тем временам довольно крупные и ключевые для торговых трактов населённые пункты.

– В 1818-1836 годах Кишинёв был географическим центром Оргеевского цинута (уезда). Пушкин, отдыхая, часто уходил за реку Бык, за Оргеевскую заставу, посещал близ почтового тракта сёла, цыганские таборы. Знал он и почтовый тракт в сторону Оргеева, – рассказал Кушниренко.

Он также сообщил, что кишинёвский приятель Пушкина Янко Руссо, представитель знаменитой фамилии, владел имением Иванча (ныне в составе Оргеевского района), а с 1823 года был комиссаром оргеевского исправничества. Его старший брат Дину Руссо был членом Верховного совета Бессарабской области, в 1822 году принимал Пушкина в своём имении Паулешты, а с 1826 года являлся предводителем оргеевского земского дворянства.

– В 1822 году предводителем всего бессарабского дворянства был избран хороший знакомый Пушкина по Кишинёву – Иван Михайлович Стурдза, который за восемь лет до этого был оргеевским сердарем (должность регионального управляющего, некоторое время сохранявшаяся и кое-где в Бессарабии после присоединения края к России. Прим. ред.), – продолжил Кушниренко.

Исследователь отметил, что именно Иван Стурдза в апреле 1824 года сопровождал в поездке по Бессарабии Филиппа Вигеля, вскоре избранного вице-губернатором области, а позже написавшего ценнейшие для нас всех воспоминания о Бессарабии, о жизни Пушкина в Кишинёве и в Одессе. 8 апреля
1824 года Вигель в сопровождении Стурдзы прибыл в Оргеев.

 

Подготовил Николай Костыркин

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md