2

Где правда ночует?

Где правда ночует?

Дмитрий де Кошко о секретном циркуляре ЕС, афганской войне и невозможности правды.

Журналист-международник, председатель Координационного совета российских соотечественников во Франции, соучредитель премии «Русофония» Дмитрий де Кошко побывал в Кишинёве по приглашению общественной организации Dialogum и при содействии Международного медиа-клуба «Формат-А3». Встречу на тему «Информационные войны: где правда?» ветеран информационного агентства AFP (L’Agence France-Presse) начал с неожиданного откровения.

 

Вторая древнейшая?

– Насчет информационных войн – они, безусловно, существуют. А «где правда?» – вопрос провокационный. Не буду на него отвечать, потому что это понятие – не совсем журналистское. В массовом сознании «правда» что-то значит, но в нашей профессии к этому слову относятся более сдержанно. Как говорил Монтень: «Что правда – по одну сторону Пиренеев, ложь – по другую». По сути, в нашей профессии речь идёт об определённых правилах, они были изложены ещё в 1918 году в хартии деонтологии журналистики. Необходимость в хартии возникла потому, что во время Первой мировой войны многие корреспонденты перепутали роли пера и ружья. И писали ужасные вещи, например: немецкие трупы воняют больше, чем французские. Разумеется, во время войны вы не можете соблюдать кристальную информационную честность. Но в мирное время правила, изложенные в хартии (она была обновлена в 2011 году), необходимо соблюдать. Не искажать информацию, не добывать её нечестными способами, уважать источники, их защищать и т. д.

 

Табу «свободных СМИ»

– Дмитрий Борисович, выходит, объективность в журналистике недостижима?

– К объективности можно тянуться, но добиться её почти невозможно. Вы всегда вносите долю субъективизма в описываемые события, исходя из своего воспитания, социального уровня, мировоззрения и т. д. В международных агентствах мы стараемся это сбалансировать обращением к местным корреспондентам, у которых свой взгляд на происходящее. Объективность – это именно сбалансированная честная информация. И такой подход очень важен для нашего гражданского общества.

– А для СМИ Евросоюза есть запретные темы?

– В последнее время в западной печати некоторые вещи стали табу. В частности, излишняя политкорректность не позволяет давать полную информацию. Например, о функционировании комиссий Евросоюза, некоторых экономических проблемах, в частности, возникших при вступлении Греции в ЕС, – о них мы узнали, только когда случился греческий кризис.

А сейчас ведутся переговоры между Евросоюзом и США о межатлантическом договоре, о котором тоже ничего не говорят. И даже депутаты Евросоюза не имеют права рассказать прессе. Разве это нормально для демократического гражданского общества?

Нет ни слова во французской печати и о таком вопиющем факте: Европейский парламент подготовил резолюцию и проголосовал рекомендацию, чтобы применять «законные меры» (!) против российских СМИ и даже против культурных институтов типа Россотрудничества и фонда «Русский мир». Представляете? Ведь это нарушение наших основных принципов свободы слова. Меня это просто возмущает! Кто должен судить, что мне смотреть, о чем думать, как понимать? Что я, дебил какой-то, чтоб мне диктовали? А международные отношения ведь построены на взаимности. И если мы в Евросоюзе запретим российские СМИ, они запретят наши. Если запретят Россотрудничество, значит, закроют Французский альянс.

До чего мы дошли! Идёт подготовка общественного мнения уже даже не к информационной войне. Надеюсь, до этого не дойдёт. Но налицо очень плохие признаки в первую очередь – для нас, для прессы.

 

Болезнь денег

– Как на французской экономике отразились ответные меры России, предпринятые в результате санкций?

– Это нас затронуло напрямую, ведь крестьяне продавали в Россию очень много свинины, фруктов, овощей, сыра… И мясо, которое сейчас немцы не продают в РФ, они завозят в том числе во Францию. На немцев работают низкооплачиваемые турецкие эмигранты, поэтому их продукция дешевле. И наши фермеры разоряются. Во Франции вообще происходит деиндустриализация. За последние 20 лет от реальной экономики мы перешли к финансовой, то есть искусственной. Создаётся некий экономический пузырь. И он когда-то лопнет – не знаю когда. Финансовая экономика – только игры на акциях, облигациях. Но теперь здесь крутится денег больше, чем в реальном секторе. И значительное количество ценных бумаг – на самом деле долги. То есть производим денежную массу на долгах – и больше ни на чём. Вот наша болезнь.

– Эксперты считают именно доллар надутым мыльным пузырем…

– И он может лопнуть, если китайцы потребуют вернуть деньги, которые они вложили в американские облигации. Саудовская Аравия (и до известной степени Россия) тоже могут так поступить, и тогда лопнет вся система. Что, конечно, не выгодно никому. США должны скрывать задолженность под военной силой и искать плательщиков со средствами. А Европа – это вторая платёжеспособная мировая совокупность. Поэтому они и организовали рэкет наших банков – в частности, крупнейшего BNP Paribas, с него содрали 9 миллиардов долларов. Под предлогом того, что BNP якобы нарушил режим санкций и провёл операции с Кубой и ещё с одной из стран. Я обсудил это с банкирами. У них нет выбора, потому что все финансовые обмены на 70% проходят на Уолл-стрит. Там их капиталы и интересы. Банкиры уверены, что если они будут сопротивляться, то американцы всё отрежут, могут даже всё заморозить… Так что они обязаны слушаться.

– Быть может, необходимо  политическое решение на уровне Евросоюза?

– Но его не будет, потому что Европейская комиссия не избирается, а назначается. В этом и проблема ЕС: комиссия – это просто огромные группы лоббирования, комиссары, которые назначены разными правительствами, и т. д. То есть всё происходит в обход голосования граждан.

 

«Нам сливали инфу…»

– А вам самому правду скрывать приходилось?

– Да, конечно, попадал в такие ситуации: приходилось молчать, потому что говорить было попросту нельзя. Я работал корреспондентом в Пакистане, освещал афганскую войну. Каждую неделю англичане и американцы проводили брифинги: все западные агентства плюс Би-Би-Си вызывались в посольство, и нам сливали информацию. Причём проверить её было практически невозможно. И мы не имели права писать, что это говорят американцы и англичане, надо было указывать «дипломатические источники». Если бы я их назвал, то агентство бы не опубликовало информацию… Меня бы попросту отозвали из Пакистана. И, быть может, даже само наше агентство уже бы не звали на брифинги.

Другой пример. Экономический журнал предложил сделать интервью с человеком, который во Франции создал организацию по упрощению регистрации и открытия предприятий. У нас открыть предприятие – такая катавасия, что уходят месяцы и немалые деньги. А он это невероятно упростил: нужно было только правильно оформить заявку – и всё, через день у вас фирма!

Я взял хорошее интервью, сдал статью. А главный редактор говорит: «Статью тебе оплатим, но она ни в коем случае не будет опубликована. И ты об этом забудь». В этой области были замешаны политические силы и большие финансовые интересы. А мой герой, по сути, посягнул на целый рынок и лишил бы работы огромную армию юристов, нотариусов, консультантов и прочих специалистов. Вот так…

Подготовила
Марина Лаврова
Фото Игоря ВЗОРОВА

ДОСЬЕ

Дмитрий де Кошко родился в 1951 г. в Париже в семье русских эмигрантов.
 Окончил филологический факультет Сорбонны, а также Институт политических наук.
В 1975-1978 гг. преподавал французский язык в МГУ.
Более 30 лет работал в агентстве AFP (L’Agence France-Presse).
В 2000-х читал лекции по журналистике в России, Англии, на Украине, в Азербайджане, Молдове, Казахстане и в Киргизии.
В 2011 г. избран председателем Координационного совета российских соотечественников во Франции. Один из соучредителей премии «Русофония» – за лучшие переводы на европейские языки произведений, написанных на русском.

 

КСТАТИ

Пропаганда по-американски

Ещё в апреле 2014 года влиятельные конгрессмены выдвинули законопроект, согласно которому вещающие за рубежом американские СМИ должны будут следовать «публичной дипломатии» и «политическому курсу» Вашингтона. Таким образом, радиостанция «Голос Америки» и другие американские СМИ при выборе между объективностью и лояльностью должны будут выбирать… лояльность.
До этого сотрудники «Голоса Америки» позиционировали себя не в качестве рупора Госдепа США, а в качестве объективных журналистов. При этом они ссылались на подписанный в 1976 году президентом Джеральдом Фордом закон, согласно которому СМИ должны быть источником «точной, объективной и всесторонней» информации.

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md