Рождаемость — не просто один из важнейших демографических показателей, а именно тот индикатор, с которым непосредственно связана социально-экономическая ситуация в стране. Она на многие годы вперёд предопределяет, будет ли данное государство развиваться и как или же — хиреть и чахнуть.

Если с этих пози­ций оце­ни­вать Мол­до­ву, то вто­рая поло­ви­на два­дца­то­го века, несмот­ря на опре­де­лён­ные демо­гра­фи­че­ские вол­ны рож­да­е­мо­сти, в основ­ном — резуль­тат послед­ствий Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, харак­те­ри­зо­ва­лась до девя­но­стых годов — в целом — бла­го­при­ят­ным раз­ви­ти­ем.

Падение в бездну

Но затем про­изо­шёл раз­вал Совет­ско­го Сою­за. Хаос, обни­ща­ние основ­ной мас­сы насе­ле­ния и непред­ска­зу­е­мое буду­щее при­ве­ли к дву­крат­но­му сокра­ще­нию рож­да­е­мо­сти. А это уже не про­сто демо­гра­фи­че­ская яма — это наци­о­наль­ная тра­ге­дия с самы­ми пагуб­ны­ми послед­стви­я­ми для буду­ще­го Мол­до­вы, кото­рая почему-то вся­че­ски замал­чи­ва­ет­ся, но, разу­ме­ет­ся, не демо­гра­фа­ми. Тем не менее имен­но власть обя­за­на не толь­ко при­знать этот факт, но и при­нять адек­ват­ные меры, что­бы вый­ти из дегра­да­ци­он­но­го обва­ла.

Соглас­но дан­ным офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ки, пик рож­да­е­мо­сти при­шёл­ся на 1983 – 1987 годы. В том пяти­ле­тии в сред­нем еже­год­но рож­да­лось по 21,6 ребён­ка на одну тыся­чу жите­лей Мол­до­вы. В то же вре­мя и коэф­фи­ци­ент ста­ре­ния (чис­ло лиц в воз­расте 60 лет и стар­ше на 100 жите­лей) ещё состав­лял 11,7. Три деся­ти­ле­тия назад мы как раз попа­ли в демо­гра­фи­че­скую вол­ну, вслед­ствие кото­рой про­ис­хо­дил в те годы рост это­го коэф­фи­ци­ен­та.

И это нагляд­но отра­жа­ет­ся на диа­грам­ме.

Исторический минимум

Одна­ко в после­ду­ю­щие годы пока­за­те­ли рож­да­е­мо­сти устре­ми­лись вниз. В 2002 году был зафик­си­ро­ван исто­ри­че­ский мини­мум — 9,9 ребён­ка на одну тыся­чу жите­лей. Затем в резуль­та­те ста­би­ли­за­ции и начав­ше­го­ся ожив­ле­ния эко­но­ми­ки, а так­же ряда мер, направ­лен­ных на под­держ­ку мате­рин­ства, рож­да­е­мо­сть хоть и незна­чи­тель­но, но всё же нача­ла под­ни­мать­ся (до 11,4 ребён­ка в 2009 году).

А за ним — за 2013 – 2015 годы — опять спад до 10,8 ребён­ка в сред­нем. Что в свою оче­редь потя­ну­ло за собой даль­ней­шую и более интен­сив­ную «демо­гра­фи­че­скую ста­ро­сть». По ито­гам 2015 года коэф­фи­ци­ент ста­ре­ния уже достиг 16,7 и, исхо­дя из пока­за­те­лей рож­да­е­мо­сти в послед­ние два деся­ти­ле­тия, про­дол­жит стре­ми­тель­но уве­ли­чи­вать­ся и даль­ше.

В свою оче­редь это гене­ри­ру­ет две не вну­ша­ю­щие опти­миз­ма про­бле­мы. С одной сто­ро­ны, коли­че­ство тех, кто созда­ёт вало­вой внут­рен­ний про­дукт, то есть эко­но­ми­че­ский потен­ци­ал будет сокра­щать­ся и даль­ше. Плюс к это­му, ско­рее все­го, про­дол­жит­ся отъ­езд за рубеж на зара­бот­ки и на новое место житель­ства наи­бо­лее ини­ци­а­тив­ных и пред­при­им­чи­вых наших сограж­дан. А с дру­гой сто­ро­ны, по этой же при­чи­не, несмот­ря на уве­ли­че­ние пен­си­он­но­го поро­га для муж­чин и жен­щин до 63 лет, дефи­цит пен­си­он­но­го фон­да во мно­гом сохра­нит­ся.

Но Мол­до­ве в бли­жай­шие годы пред­сто­ит не толь­ко даль­ней­шее спол­за­ние в демо­гра­фи­че­скую яму, но и дегра­да­ция обра­зо­ва­тель­но­го уров­ня граж­дан, выра­жа­ю­ща­я­ся в сокра­ще­нии удель­но­го коли­че­ства детей и под­рост­ков, посе­ща­ю­щих учеб­ные заве­де­ния. Так, если в 200809 учеб­ном году ещё ходи­ли в шко­лы, гим­на­зии и лицеи 434,3 тыся­чи уча­щих­ся, то уже в 201617 — толь­ко 332,7 тыся­чи, или почти на чет­верть мень­ше. Конеч­но, кто-то уехал за рубеж с роди­те­ля­ми, но не в таком же коли­че­стве!

Мно­гое могли бы про­яс­нить резуль­та­ты послед­ней пере­пи­си насе­ле­ния, но их всё никак не обна­ро­ду­ют… Кста­ти, не понят­но поче­му. Неуже­ли она гро­зит новы­ми разо­ча­ро­ва­ни­я­ми?!

Обвал образования?

За послед­ние восе­мь лет обваль­но сокра­ти­лось коли­че­ство обу­ча­е­мых и в дру­гих типах учеб­ных заве­де­ний. В част­но­сти, в сфе­ре про­фес­си­о­наль­ных учи­лищ соот­вет­ствен­но про­изо­шло паде­ние с 24,3 тыся­чи до 17,2 тыся­чи уча­щих­ся, или на 29,2 про­цен­та, в кол­ле­джах — с 32,7 тыся­чи до 17,2 тыся­чи, или на 47,4 про­цен­та, и в выс­ших учеб­ных заве­де­ни­ях — с 114,9 тыся­чи до 74,7 тыся­чи, или на 35 про­цен­тов.

И это послед­ствие не толь­ко в резуль­та­те сокра­ще­ния рож­да­е­мо­сти, вызвав­шее умень­ше­ние коли­че­ства детей и моло­дё­жи в Мол­до­ве, кото­рое было рас­смот­ре­но выше. Про­сто зна­чи­тель­ная часть из них сего­дня вооб­ще не учит­ся. И это лег­ко про­ве­рить, так как, с одной сто­ро­ны, ста­ти­сти­ка обоб­ща­ет коли­че­ство насе­ле­ния по воз­раст­но­му соста­ву, а с дру­гой, при­во­дит дан­ные о чис­лен­но­сти уче­ни­ков по воз­раст­ным груп­пам. Так, в воз­раст­ной груп­пе 7 – 10 лет на нача­ло 2016 года в Мол­до­ве было 150,2 тыся­чи детей, а чис­ли­лось в шко­лах, гим­на­зи­ях и лице­ях в 201617 учеб­ном году лишь 137,0 тысяч, или на 8,8 про­цен­та мень­ше. Но это вовсе не озна­ча­ет, что все они реаль­но учи­лись, так как финан­си­ро­ва­ние учеб­ных заве­де­ний осу­ществ­ля­ет­ся про­пор­ци­о­наль­но коли­че­ству впи­сан­ных в учеб­ные жур­на­лы уча­щих­ся.

А в воз­раст­ной груп­пе 11 – 15 лет соот­но­ше­ние уже соот­вет­ствен­но 185,2 тыся­чи и 155,7 тыся­чи, или минус 15,9 про­цен­та!

И на этом для абсо­лют­но­го боль­шин­ства учё­ба за пар­той закан­чи­ва­ет­ся. В 16 лет и стар­ше в обще­об­ра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ни­ях учи­лись лишь 35,1 тыся­чи, тогда как в стра­не моло­дых людей в воз­расте 16 – 19 лет чис­лит­ся 169,7 тыся­чи. То есть полу­ча­ет­ся, что в лице­ях обу­ча­ет­ся 20,7 про­цен­та. Даже если в эту груп­пу доба­вить уча­щих­ся про­фес­си­о­наль­ных учи­лищ и кол­ле­джей, всё рав­но в ито­ге вый­дем на мизер.

При этом сле­ду­ет учи­ты­вать и то, что осо­бен­но слож­ная ситу­а­ция с охва­том детей обра­зо­ва­тель­ным про­цес­сом в сель­ской мест­но­сти. Здесь и мас­со­вое закры­тие в послед­ние годы учеб­ных заве­де­ний, и про­бле­мы с под­во­зом уча­щих­ся. Да и до обра­зо­ван­но­сти ли детей, когда у зна­чи­тель­ной части насе­ле­ния про­бле­ма во что одеть школь­ни­ков, осо­бен­но зимой, а всей семье при­хо­дит­ся пере­би­вать­ся с хле­ба на воду.

Где будущее потеряли?

А само каче­ство нынеш­не­го обра­зо­ва­ния! Оно вызы­ва­ет мно­же­ство наре­ка­ний.

Но вопрос: нуж­ны ли обра­зо­ван­ные люди в Мол­до­ве при той эко­но­ми­че­ской и соци­аль­ной поли­ти­ке, кото­рая реа­ли­зу­ет­ся в послед­ние годы? К при­ме­ру, про­из­вод­ство семян, питом­ни­ко­вод­ство, пле­мен­ное живот­но­вод­ство дав­но свёр­ну­ты. Тепе­рь почти весь репро­дук­тив­ный мате­ри­ал заво­зит­ся с Запа­да и из дру­гих раз­ви­тых стран, не гово­ря уже о про­ек­ти­ро­ва­нии и изго­тов­ле­нии наци­о­наль­ной про­дук­ции маши­но­стро­е­ния, при­бо­ро­стро­е­ния и элек­тро­ни­ки. А те, кто вопре­ки все­му и вся всё же полу­чил достой­ное обра­зо­ва­ние, в абсо­лют­ном боль­шин­стве поки­да­ют родину-мачеху. За ними устрем­ля­ют­ся и про­фес­си­о­наль­но под­го­тов­лен­ные спе­ци­а­ли­сты. Толь­ко с 1998 года, когда нача­ли вести соот­вет­ству­ю­щий учёт, чис­лен­но­сть актив­но­го насе­ле­ния в воз­расте до 45 лет сокра­ти­лась вдвое!

И если в Мол­до­ве не пред­при­нять адек­ват­ные меры, то уже в бли­жай­шие годы на селе будем в основ­ном выра­щи­вать пше­ни­цу, куку­ру­зу и под­сол­неч­ник да ещё грец­кий орех, а в горо­дах по отвёр­точ­ным тех­но­ло­ги­ям соби­рать для кого-то какие-то изде­лия либо по чужим лека­лам шить то, что соиз­во­лят дове­рить зару­беж­ные «бла­го­де­те­ли».

Разу­ме­ет­ся, и такие рабо­чие места нуж­ны Мол­до­ве. Вот толь­ко такая пер­спек­ти­ва для людей, уже познав­ших радо­сть сози­да­ния и твор­че­ства, а тем более для наших детей и вну­ков, навер­ня­ка непри­ем­ле­ма. И пока Мол­до­ва ещё не про­шла точ­ку невоз­вра­та, необ­хо­ди­мо стрях­нуть с себя тех, кто непро­фес­си­о­на­лен и нечи­ст на руку и вооб­ще пара­зи­ти­ру­ет на наших сограж­да­нах, с тем что­бы наконец-то начать после­до­ва­тель­но под­ни­мать­ся с колен. Мол­дав­ский народ, несо­мнен­но, досто­ин луч­шей уча­сти.

КСТАТИ

Дешёвая рабсила?

В Мол­до­ве нега­тив­ные про­цес­сы деин­ду­стри­а­ли­за­ции уже при­об­ре­та­ют необ­ра­ти­мый харак­тер. Это выра­жа­ет­ся, преж­де все­го, в том, что вме­сто нау­ко­ём­кой про­дук­ции и про­дук­ции с высо­кой добав­лен­ной сто­и­мо­стью в стра­не во всё боль­шей мере про­из­во­дит­ся про­дук­ция по доку­мен­та­ции зару­беж­ных заказ­чи­ков и из даваль­че­ско­го сырья с мини­маль­ной интел­лек­ту­аль­ной ком­по­нен­той (швей­ные и три­ко­таж­ные изде­лия, обувь и кож­га­лан­те­рея, ком­плек­ты элек­тро­про­вод­ки для авто­мо­би­лей и т. п.). Эта про­дук­ция в непро­до­воль­ствен­ной груп­пе уже зани­ма­ет одну треть и постав­ля­ет­ся в основ­ном в ЕС. А все­го за пер­вые девять меся­цев 2016 года таких това­ров было экс­пор­ти­ро­ва­но на 382 мил­ли­о­на дол­ла­ров, или на 7,4 про­цен­та боль­ше, чем за соот­вет­ству­ю­щий пери­од 2015 года. И это при том, что в целом про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство сокра­ти­лось на 0,2 про­цен­та.

Post to Twitter