2

«Deep Purple — 2013». Когда оригиналом становятся даже копии… «Now What?!»

«Deep Purple — 2013». Когда оригиналом становятся  даже копии… «Now What?!»

О группе «Deep Purple» рассказывать пытаться, в принципе, нечего – три с половиной десятилетия существования говорят сами за себя: молодыми и буйными они ворвались в 70-е, зрелыми вернулись в 80-е, древние, но весьма бодрые,  перетерпели 90-е и налились неожиданным смаком в нулевые.

И эта возможность сохранить  динамику существования, став свидетелем всего того, что произошло за всё это время (будучи при этом непосредственным участником событий), проистекла, кажется, не в последнюю очередь благодаря гибкости состава членов команды, большая часть из которых, в силу уникальности своего почерка, стали притчей во языцех. Уже  количество вокалистов, каждый из которых являл собой «новый» «Deep Purple», предлагает нам четыре состояния группы. Даже Эванс, единогласно признанный самым неуместным вариантом «Парпл», представляет из себя отдельную, обязательную к прочтению страницу истории коллектива.

Более того, сейчас, когда олдскульное мышление стало причисляться к области «адеквата», эти первые эвансовские альбомы вызывают дополнительный интерес: зря их не «ремастерят».

Будучи своеобразной творческой артелью с достаточно живой «текучкой кадров», «Deep Purple» относительно скоро обзавелись классическим составом. Но понятие «классического состава» в случае с «Deep Purple» вовсе не подразумевает ущербности других его вариантов, каждый из которых, повторюсь, являет собой определённую эпоху  в жизни группы. В середине 70-х, когда из «вагона» выскочил Гиллан, казалось, — какой без него «Парпл»?

 

Когда группу покидал  Блэкмор, думалось – вряд ли…  Покойный ныне Лорд своим уходом тоже поставил под сомнение уникальность последующего звучания группы. Однако нет – организм показывает себя жизнеспособной структурой, и, оставаясь «до мозга костей» прежним «Deep Purple», отстреливается весьма добротными альбомами. Отсутствие в музыкальном полотне блэкморовского «снобизма» и лордовских «истерик» придало творчеству группы какое-то равновесное спокойствие – безусловно, несущее больший вклад в материал Гловера и Гиллана (соответственно, как басиста и вокалиста), которые предлагают группе жёстко-ритмический, «сонговый» вариант композиции.

Но полноценности тот факт, что это «не тот уже» «Deep Purple», в новых его работах не умалило нисколько. Другой – но «Deep Purple». В этом отношении группа представляет собой калейдоскоп, и каждый из участников (по аналогии) сходит за цветной камушек (вокалисты, например, красного цвета — каждый своего, определённого оттенка), за единственным исключением: Йон Пэйс – барабанщик — является в отличии от всех тем зеркальным трехгранником, что отражает всю эту фееричную пестроту, смешивая общую палитру в «глубокий пурпур» на выходе.

Все яркие «переливы» состава  группы отразились в его манере – он единственный, кто шёл с группой от начала до этого дня. Пропуская через свой ритм всё это разнообразие подчерков, Pace как бы форматировал его в общее звучание «Deep Purple», призывая всех этих «гениев» не к порядку, но к ««Deep Purple». Стержень, на который прикрепили с одной стороны форсированную плотность органа, с другой — жесткую отчётливость гитарного риффа, смотав их в пучок вязью тугого баса… Венчает сего идола голос — это «Deep Purple». Составляющие данного агрегата менялись в процессе эксплуатации неоднократно, а основание стоит…

Ныне же, вкупе с пришедшим в 1994 году новым гитаристом Морсом, Пэйс отливает весьма жёсткие современные ритмы, едва ли не агрессивные. С этой позиции предыдущий альбом коллектива «Rapture of the deep» 2005-го является наглядным показателем ужесточения «Deep Purple», особенно его хит «Wrong man». И в основном в духе этой композиции получился новый лонг-плей «Deep Purple» «Now What».

Особенно явно говорит  об этом первый трэк – «A Simple Song». Когда слышишь его впервые, мельком ощущаешь недоумение: а не «Iron Maiden», ли по ошибке затесался на проигрыватель – настолько похожая на них тема звучит, причём, такая, что сделала бы честь этой команде. Но вот после вступления начинается основная, и в голову приходит следующий вывод: а ведь«Deep Purple»- то пожёстче будут самих «Мэйданов»!  «Жесткий рок», отцами которого по праву могут назвать себя «Парпл», стопроцентно оправдывает своё определение в первой песне, которая,  прогремев положенное, завершается балладной констатацией.

Стилистика Брайана Мэя (гитариста «Queen»), по всей видимости, оказала влияние на Морса: это особенно явно заметно в начале «Weirdistan» и после завершения соло. Размеренный «стадионный» ритм, щедро сдобренный «симфоническими» акцентами Эйри, «сделает ваш день», если вы догадаетесь начать с него утро. Традиционная «парпловская» схема соло-части — резкие реплики клавишных, сменяющиеся на потрясающую глубиной и выдержанностью гитару. Следующие за ним фейерверки заключительного припева уходят в размазанное марево флэнжера в духе экспериментов с симфоническим началом у «Led Zeppelin» или «Stargazer» группы «Rainbow».

Кислотное начало «Out of Hand», переходящее в полный трагизма пассаж клавишных, сменяется в плотную «давильню» основной темы, которую от фанк-панка новой волны отличает   разве что присутствие арт-роковой линии клавишника. Гитара же у себя на левом канале жарит самым настоящим метальным рифом. Мелодический дух 70-х, удачно подхваченный её пояснениями, приходится очень кстати для завершения этой композиции.

Ещё одна ссылка на группу «Rainbow», видимо, в качестве своеобразной дани Ричи Блэкмору, звучит в intro «Hell to Pay». Это она из тех песен в репертуаре группы, которые доходчиво поясняют, почему «Deep Purple» на вопрос о том, какой стиль она проповедует, почти всегда отвечала, что стремится играть рок-н-ролл.

Снова гитарное «мясо» с левого канала в куплетном риффе и яркая мелодика с запоминающимся рефреном в припеве, что наделяет песню качеством хита. Великолепное соло, в котором мы слышим чудесную интерпретацию блэкморовской манеры читать классические гаммы в первой — гитарной — его части, и органные всплохи лордовского стаккато — во второй. Такие проявления уважения к отсутствующим в составе легендам подкупают уже сами по себе.

Вычурное барабанное вступление «Body Line» поочерёдно подхватывается остальными частями ансамбля, и вот мы слышим одну из тех тем «Deep Purple», что очертили собой целые стили. На сей раз — ту разновидность их риффа, которую взяли за основу своих обрывочных ритмов «Kiss».

В начале душевной песни «Above and Beyond» после вполне так себе коровых риффов нас ждёт ещё одна порция отборного арт-рока, в прорехах которого – на балладный манер – Гиллан по-отечески шутит народной мудростью. А в конце этого марша — очередной привет от Брайана Мэя в исполнении Морса, с каждым альбомом проявляющего себя всё в большей степени. В роковых взрывах припева «Blood from a Stone» он издаёт качественно бередящие душу переливы воя. Сам трэк приятно радует меланхоличной атмосферой цепелиновской «Rain song», насаженной на пульс ритма-с-блюзом. Особенно явно это ощущается в клавишных пассажах середины песни.

Настоящим подарком выглядит инструментальное интро к «Uncommon Man», наполненное ностальгической печалью. Но затем нотки грусти сменяются арт-роковой патетикой 70-х- конечно же не совсем в чистом виде. Вполне наглядно иллюстрирует степень идентичности старым лекалам срединная часть песни, содержащая в себе отголоски «Speed king» и «Child in time». Она, кстати, выливается в стандартный роковый драйв образца 80-х.
«Apres vous» — жёсткий качовый трэк, по идее должный стать хитом этого альбома в кругах эстетов. Его основной рифф соответствует самым высоким требованиям хард-рока. В соло Пэйс своей филигранностью обеспечивает глубину той атмосфере, что создают гитара и клавишные. Мотивы а-ля Эрик Сера, только выгодно подчёркивают пульс ритм-секции, как бы для того лишь, чтобы последующий поединок-братание между солирующими инструментами получил всю полноту завершения.

Вообще  надо заметить, «старички» на альбоме держатся несколько «в тени». Даже Гиллан, по долгу вокалиста долженствующий выдаваться вперёд из общего ансамбля, не часто вызывает на себя пристальное внимание – ещё один признак эффективности его действий, ибо «крепко там, где не рвётся». А не рвётся практически нигде. И это при том, что, как уже указывалось, вокалист несёт функцию по большей части повествовательную. Просто настолько соответствует стандартам, что стандарты соответствуют ему самому. Или же басист Роджер Гловер, обеспечивающий свою невероятную фирменную плотность основной теме «All the Time in the World»: он столь досконально грамотно «обкладывает» акцентами проникновенную мелодичность партии органа, насколько это возможно, подчеркнув её грусть.

Заключительная «Vincent Price» вовсе не похожа на «Deep Purple»: поначалу, слушая то грандиозное органное вступление, то «готиШность» его «подхвата» остальными, думаешь, что проигрыватель исчерпал файлы в папке «Deep Purple-2013-Now What» и воспроизводит содержимое следующей. Довольно плотный трэк – даже в тех кусках, когда звучат только бас с барабанами. Но присутствуют вдобавок и мощный гитарный рифф, и, заволакивающий весь окружающий объём клавишный фон. Прекрасное завершение прекрасного альбома!

Невозможно проявлять  к группе одну и ту же степень  интереса постоянно. Как правило, на десятом альбоме (или в районе его) группа доводит до совершенства свой уникальный стиль и, опираясь на его усовершенствованную модель, с позиций современного своего состояния, двигается в сторону своих истоков. Она уже не ищет новых подходов и решений – альбомы с этих пор разнятся не отличностью направлений творческого поиска, а мелодической атмосферой. Это сродни некоему творческому климаксу группы, но это не есть творческая её смерть. Просто в фокусе внимания участников — уже давно не изыски аранжировок: основной упор, повторюсь, ложится на мелодию. А посему, единственное, что вносит сумятицу в это спокойствие, — это смена одного из членов состава,  свежая кровь, которая зачастую вносит в общий тон свой дополнительный оттенок.

Возможен ещё один вариант «специального проекта»: музыка к кинофильму, рок-опера, сверхконцептуальная работа либо ччто-то иное, что своей формой заставит банду «заготавливать впрок» новое содержание.

Считаю такое положение  вещей вполне закономерным и приемлемым, тем более что факта самого творческого кризиса оно не означает совершенно: коллектив пользует одну проверенную точку приложения силы и попросту не имеет намерения использовать другие. Ведь, когда «подворачивается случай», группы в основной своей массе проявляют лучшие свои качества.

Качество – ключевое слово. По моему неоднократно утвердившемуся мнению, альбомы групп с определённого отрезка их пути следует оценивать не с точки зрения количества их интересных и сильных моментов, а именно в разрезе качества – и не материала даже, а ПРОДУКТА.

Таким образом, чтобы не заводить длинную речь о том, что «Deep Purple», отмахав более трёх десятков лет, по-прежнему поставляет хард-рок высшей пробы, о том, что их энергетический заряд нимало не уступает задору молодых команд, и о том, что их ритмы звучат, порою, современнее многих современников, просто и коротко скажу: свой десятый альбом группа «Deep Purple» выпустила ОЧЕНЬ давно. И ожидаемую добротность поставляет с неизменным постоянством.
Таков и последний альбом – «Now What?!», на котором отобразились все сто процентов гарантированного качества группы «Deep Purple» – один к одному.

 

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md