Что в языке тебе моём?..

Что в языке тебе моём?..

Татьяна Жданок – о лингвистическом геноциде, Бакуриани и горных лыжах

Общественная организация Dialogum и Международный медиаклуб «Формат-А3» пригласили в Молдову бывшего депутата Европарламента, председателя Европейского русского альянса, латвийского общественного деятеля Татьяну Жданок.

В Кишинёве и в Бельцах состоялись встречи на тему «Права в ЕС: почему теория отличается от практики?» Татьяна Жданок досрочно сложила мандат депутата Европарламента, чтобы посвятить себя работе в Латвии. Для неё оказалось важнее защищать русские школы в своей стране, нежели продолжать это требовать от Брюсселя.

 

На откуп государствам

– Татьяна Аркадьевна, почему Европейский союз закрывает глаза на дискриминацию этнических меньшинств в Латвии?

– Поскольку ЕС создавался как экономический союз, ему в основном были отданы компетенции в экономической сфере. Вплоть до мельчайших деталей – например, какое определение должно быть у водки или пресловутая кривизна огурцов. При этом в европейских нормативах напрочь отсутствует всё, что касается национальных языков, образования, гражданства, социальных прав – это целиком отдано на откуп государствам.

– То есть спасение утопающих – дело рук самих утопающих?

– По сути, так. Я вообще пришла в политику, борясь за сохранение русского языка в системе высшего образования. И выступила на партийном собрании Латвийского университета, когда активисты Народного фронта заявили, что нужно полностью перевести всё образование на латышский язык. Тогда меня выдавили из университета. У нас были приняты поправки в закон о высшем образовании, которые предусматривали бюджетное финансирование заведений, обучающих только на государственном языке. В области высшего образования бороться с помощью протестных акций нам было сложно. Потому создали частный вуз – Балтийский русский институт, ныне – Балтийская международная академия. В государственных вузах всё перешло на латышский язык.

 

Без корня не будет цветка

– А как со средней школой?

– Закон о полном переходе на латышский язык был принят в 1998-м, учебные заведения должны были отказаться от русского с сентября 2004 года. Тогда мы провели массовые акции протеста, в результате закон изменили. В Латвии – 95 русских школ, две польские, по одной украинской, белорусской, еврейской. Украинская, белорусская и польские учебные заведения практически обучают на латышском. Сейчас в русских школах хотят оставить на родном языке только русский и литературу, а все остальные предметы перевести на латышский. Психологи и специалисты в области образования именуют этот процесс не иначе как лингвистическим геноцидом.

– В чём же он заключается?

– Эксперты аргументированно доказывают, что крайне важно получать образование именно на родном языке хотя бы до 12 лет. Если этого не происходит, то отрезается корень, человек теряет подпитку материнского языка. И даже если какой-то цветок ещё на поверхности виден, то без корня он развиваться не может. И уровень овладения вторым языком тоже будет низким. Но мнение специалистов в письменном виде нигде не фигурирует. Поэтому за свои права надо бороться в каждой отдельно взятой стране. И в Латвии нам удалось кое-чего добиться. А когда по каким-то вопросам апеллируем к международному сообществу, то говорим о принципах недискриминации в целом, а не о нарушении конкретных норм, которые отданы на откуп странам.

 

Школу – в автономию!

– У нас тоже муссируется языковой вопрос, и не исключено, что со временем те же гайки будут закручивать в Молдове. Учитывая ваш опыт, что посоветуете делать, чтобы проблему не усугубить?

– Мы используем собственную законодательную инициативу. Есть такая замечательная вещь, как автономия образования для национальных меньшинств. Закон о школьной автономии для меньшинств был принят на заре становления независимой Латвии. Тогда, в отличие от сегодняшнего дня, принимались демократичные правовые акты. Кстати, страны Балтии в нынешнем году отмечают столетие своего со-здания. Сейчас мы отталкиваемся от этого закона. Ту же школьную автономию используют в регионах Дании, где в результате установления границ оказалось много немцев, и в Германии, где много датчан. В этом случае европейский опыт поучителен. Сейчас мы вышли с инициативой о проведении референдума по поводу закона о школьной автономии, который позволит родителям определять систему обучения детей.

Действенный метод борьбы против дискриминационных постановлений – массовые акции протеста. К сожалению, на постсоветском пространстве люди не очень в них верят: привыкли считать, что от них мало что зависит. А если бы такие решения принимались во Франции? На улицы тут же хлынули бы тысячи протестующих.

Кстати, интересен опыт нашей борьбы против закона о языке, принятого в конце 1990-х. Согласно ему, вообще никакое публичное мероприятие не могло происходить ни на каком другом языке, кроме латышского. А если вдруг на другом языке – то с полным переводом. Представьте себе: спектакль по произведению Чехова надо выдавать на латышском! Тексты всех песен, митинги, собрания и т. д. – словом, всё, что касается сфер не только государственных, но и частных интересов. Мы вышли к президентскому дворцу и трое суток сидели напротив здания. Президентом была эмигрантка из Канады, которая ещё не утратила демократический пыл, и она вернула закон в сейм. Мы даже «ура!» ей кричали. Она понимала, что затрагивается частная сфера, и эта норма была отменена.

 

Когда оживают стихи

– Представители титульной нации привычно упрекают русскоязычных в нежелании изучать государственный язык. Дескать, отсюда и все проблемы…

– Даже больше скажу: так считают и многие российские депутаты и чиновники. Но они просто не понимают, что такое жить в двуязычной среде. Однако всё гораздо глубже. Никто не спорит, что надо владеть государственным. Но ведь не на уровне родного! Нельзя путать понятия родного и второго языка. Термином «второй язык» оперируют лингвисты, а политики о нём забывают. Усвоение второго языка является предметом интереса большого количества дисциплин, и поэтому он сегодня изучается с различных точек зрения, это очень сложный вопрос. У лингвистов существуют и разные определения родного языка, как его выделить и отличить среди тех, которыми владеешь. Для меня, например, родной – на котором я воспринимаю поэзию на слух. Латышским владею как вторым, но стихи воспринимаю на слух только по-русски. Также знаю английский, французский – но на более низком уровне, чем латышский. Политики не используют понятия второго языка, потому что стремятся ассимилировать детей. Кстати, «государственный язык» – термин не очень подходящий, потому что он, по сути, определяет язык документации. Это не язык образования. Есть язык доминирующей нации, преобладающей лингвистической группы… Вообще, одна из низменных и грязных причин, по которой в Латвии борются с русским языком образования, та, что латыши, особенно из провинции, владеют только одним языком. А в русских школах ребята знают оба. Но пусть латышский и останется как второй. Важно сохранить родной язык и преподавать на нём предметы! Мне как-то звонит знакомая и говорит: «С внуком делаю уроки. Как будет по-латышски «равнобедренный треугольник» и «равносторонний»?» Я крепко задумалась. Вот вы, например, знаете эти термины на молдавском? Несмотря на то что я – доктор математики, их помню со школы только на русском. И в высшей математике никогда не использовала.

 

Гонки по вертикали

– Расскажите, пожалуйста, о вашем увлечении горными лыжами…

– В юности я увлекалась беговыми лыжами. Горные впервые увидела в Карпатах, когда была студенткой. Осваивала азы спорта в свадебном путешествии в Приэльбрусье и по выходным каталась по склонам в окрестностях Риги – «латвийской Швейцарии». Наш мэтр, академик Андрей Николаевич Колмогоров, один из крупнейших математиков XX века, занимался беговыми лыжами. И выбрал место для проведения семинаров по теории вероятности в Грузии, в Бакуриани – одном из лучших горнолыжных курортов в республике. Мы, его ученики, предпочитали горные лыжи и вместе в Бакуриани сочетали полезное с приятным. Так что лыжи у меня тесно связаны с математикой.

 

 

ДОСЬЕ

Татьяна Жданок родилась в Латвии. В 1972 г. окончила физико-математический факультет Латвийского государственного университета, продолжила образование в Ленинградском госуниверситете и Университете Монпелье. В 1980-м получила степень кандидата физико-математических наук. Десять лет преподавала математику в ЛГУ. Степень доктора наук защитила в 1992 году. Трижды избиралась депутатом Европейского парламента.

 

Подготовила Марина ЛАВРОВА

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md