Чёрный мэрцишор 

Чёрный мэрцишор 

О том, как Тирасполь и Кишинёв уживаются после событий 1992-го

Грани жизни

В эти дни в Молдове отмечают 27-ю годовщину начала войны на Днестре. На правом берегу отношение к событиям 1992 года неоднозначное.

Непосредственные участники боевых действий называют себя борцами за независимость, суверенитет и территориальную целостность, а военную операцию в Приднестровье – восстановлением конституционного строя. Правда, не все в Кишинёве и тогда и сейчас согласны с таким способом наведения порядка. На левом берегу в марте отмечают «чёрный мэрцишор», а официально – «начало широкомасштабной вооружённой агрессии Молдовы против Приднестровья».

 

На войне как на войне

Конфликт Кишинёва и Тирасполя начался ещё в 1989 году. Кто-то называет его языковым, кто-то – этническим, кто-то – политическим. Левый и правый берега периодически обменивались обвинениями, провоцировали друг друга, пока дело не дошло, как говорится, до первой крови. Она пролилась 2 ноября 1990 года в Дубоссарах. Это самая узкая полоска земли, по которой непокорное Приднестровье легко перерезается пополам. Если, например, ударить артиллерийским залпом по дубоссарскому району, можно ненароком на Украину попасть. Поэтому для наведения конституционного порядка Кишинёв проводил наземные операции. Тогда на посту ГАИ при въезде в Дубоссары погибли три жителя Приднестровья. Начавшиеся боевые действия 2 марта 1992 не прекращались до 1 августа того же года, когда на территорию конфликта вошли российские миротворцы.

«И справа и слева живёт один народ, который должен попросить друг у друга прощения и признать, что в том конфликте не было правых и что его нужно решить».

За что боролись…

Каждый год обе стороны скорбят. Каждый по своим, за своё… Говорят, время рассудит, расставит всё по своим местам. Но чем дальше от тех событий, тем острее встаёт вопрос – за что воевали?

Ответа на него нет в траурных речах официальных лиц.

– Эти годы оставили глубокий и болезненный след в сердце народа нашей страны. Слишком велика была цена нашей свободы, которая измеряется жизнями и искалеченными судьбами, и это урок о достоинстве, который мы ещё должны выучить, – заявил премьер-министр Молдовы Павел Филип.

– Правда была на стороне Приднестровья. Сам народ встал на защиту республики, отстояв свободу и независимость, – считает лидер Приднестровья Вадим Красносельский.

Неофициальные лица, то есть простые жители Молдовы, затрудняются ответить на этот вопрос.

– Прошли годы, но боль от потерь не стала меньше. Ничто не заполнит пустоту в душе матери, потерявшей сына. Боль остаётся с нами, – говорит мать погибшего защитника Приднестровья Галина Тиманова.

 

Жизнь – по расписанию

Сегодня конфликт между Тирасполем и Кишинёвом считается замороженным. Переговорный процесс идёт уже 27 лет  с различной интенсивностью и результативностью, на уровне так называемых экспертных групп, в рамках Объединённой контрольной комиссии.

В последнее время президент Молдовы Игорь Додон периодически встречается с лидером приднестровского региона Вадимом Красносельским. Обсуждают, решают, договариваются. Проблем, связанных с неопределённым статусом Левобережья, накопилось предостаточно: непризнанные свидетельства о рождении, дипломы об образовании, водительские удостоверения и много чего ещё.

Местные власти любят бравировать никем не признанным референдумом, который они провели на территории региона 12 лет назад. Тогда, по их данным, более 90% граждан Левобережья, высказались за отдельное от Молдовы существование и «свободное присоединение» к России. Однако реальная жизнь диктует своё: большая часть приднестровского экспорта приходится на Евросоюз, нейтральные автомобильные номера, чтобы без проблем ездить в Европу, – хит сезона в Приднестровье сегодня, много приднестровцев учатся и работают на правом берегу. В конце концов жители региона активно голосуют на выборах в парламент Молдовы и даже представляют нашу страну на Евровидении. И самое главное: как и раньше, ездят за невестами за Днестр или играют пышные свадьбы – один день на левом, другой – на правом берегу.

И это при том, что за 29 лет фактически раздельного сосуществования там выросли разные новые поколения. Никакой вражды и ненависти сегодня не существует. Да и откуда им быть?

– Конфликт трудно назвать этническим хотя бы по той причине, что плотность населения достаточно высокая, а большое количество браков – смешанные. Языковая проблема, ставшая камнем преткновения в 90-х годах, вполне решаема, – убеждён президент Молдовы Игорь Додон.

В свою очередь председатель Партии социалистов РМ Зинаида Гречаный убеждена, что общий язык найти можно.

– И справа и слева живёт один народ, который должен попросить друг у друга прощения и признать, что в том конфликте не было правых и что его нужно решить, – подчёркивает лидер ПСРМ.

Однако до сих пор официально конфликт считается неурегулированным. И если так, значит это кому-нибудь нужно. Тем, кто ловит рыбу в мутной воде, говорят в Кишинёве, имея в виду, в первую очередь, контрабандные схемы на приднестровском участке границы. Впрочем, Тирасполь это и не отрицает. «Чёрная дыра» – это отнюдь не метафора, это суровая приднестровская реальность. Не так давно за контрабанду организованной группой лиц в особо крупных размерах были осуждены несколько бывших высокопоставленных приднестровских таможенников. В настоящее время приговора суда за эти же деяния ждёт экс-глава Таможенного комитета и бывший так называемый министр внутренних дел региона Геннадий Кузьмичёв. Вряд ли за это отдавали свои жизни те, кто в 1992-м участвовали в той бессмысленной братоубийственной войне… Не за «чёрную дыру»!

 

КОММЕНТАРИЙ

Худой мир

Григорий Карасин, заместитель министра иностранных дел РФ: Что касается совместного будущего сторон, то его параметры предстоит найти самим Кишинёву и Тирасполю. Определение политического статуса Приднестровья должно стать, если хотите, производной от долгосрочной работы по восстановлению доверия между берегами Днестра, нарушенной ткани взаимодействия в решении вопросов практического взаимодействия. До этого, очевидно, ещё далеко. Разумеется, при этом следует избегать появления новых раздражителей в отношениях между Кишинёвом и Тирасполем.

 

В ТЕМУ

Как всё начиналось

В ночь с 1 на 2 марта 1992 года в дубоссарский РОВД поступило ложное сообщение о массовой драке. Остановить беспорядки выехал начальник районного отдела милиции Игорь Сипченко.

По милиционерам открыли огонь переодетые в гражданское полицейские. Майор Сипченко получил смертельное ранение. В полночь жители Дубоссар собрались на площади у горисполкома и направились к зданию полиции с требованием к молдавским силовикам покинуть город. После переговоров около
30 полицейских оставили здание, т. е. сдались без боя. Эти события, а также сведения о многочисленных передвижениях сил полиции на правом берегу Днестра стали поводом для приднестровцев объявить ночью боевую тревогу. Дневные события 2 марта подтвердили своевременность такого решения. ОПОНовцы неожиданно совершили нападение на полк гражданской обороны 14-й российской армии в Кочиерах. На подмогу российским военным пришли приднестровские гвардейцы. Они сумели вывести из-под обстрела семьи военнослужащих и не дали разграбить оружие, находившееся на складах. После непродолжительных боёв полицейские были вынуждены покинуть территорию гарнизона.

События того горячего лета в Тирасполе и в Кишинёве называют по-разному. Но не в названии суть. Суть в том, что тогда на берегах Днестра шла настоящая братоубийственная гражданская война – с убитыми, ранеными, пленными, беженцами, сиротами, вдовами, обстрелами, засадами, перемириями. В общем, на войне как на войне. Правда, довольно часто и с той и с другой стороны простые солдаты не хотели воевать друг с другом.

Окопная война в Дубоссарском районе продолжалась несколько недель, пока 19 июня 1992 г. не запылали Бендеры. Там развернулись основные баталии. Итог довольно скорбный. Приднестровская сторона заявила о более чем 800 погибших, значительная часть из них – мирное население. Раненых, пропавших без вести, умерших впоследствии от ран, – более 3 тыс. человек. Беженцами стали около 100 тыс. жителей Приднестровья.

Потери официального Кишинёва до сих пор не обнародованы. И с той и с другой стороны в боевых действиях участвовали наёмники и добровольцы. С правого берега – румыны, с левого – русские казаки и украинские националисты. Остановить кровопролитие удалось командующему тогда ещё 14-й российской армии генералу Александру Лебедю, занявшему «вооружённый нейтралитет». Кстати, памятник ему приднестровцы установили в Бендерах рядом со стелой с именами погибших и БТРом, подбитым в первые дни войны.

Фёдор Неудобный

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md