Четвёртая буква

Четвёртая буква

Слух о страшной смерти величайшего классика литературы Николая Васильевича Гоголя, якобы похороненного заживо, уже более полутора веков не даёт покоя учёным, историкам и писателям.

12-ГогольЗагадка смерти

С могилой Гоголя даже в самое не таинственное советское время творились разные необычные вещи. Широко известен тот факт, что когда Елена Сергеевна, вдова Михаила Булгакова, автора знаменитого романа «Мастер и Маргарита», искала памятное надгробие на могилу мужа, то буквально наткнулась на камень с могилы Гоголя. Однажды она зашла в сарай к гранильщикам и увидела в глубокой яме огромный чёрный ноздреватый камень – «Голгофу Гоголя». Камень-символ с крестом оказался не нужен советскому правительству, установившему Гоголю «правильное надгробие» – без креста. Вот его и опустили в яму…

[pullquote]КСТАТИ
За десять дней до смерти Гоголь, находясь в мучительном душевном кризисе, сжёг рукопись второго тома романа «Мёртвые души» и ряд других важных бумаг.[/pullquote]

А в своё время эту глыбу черноморского гранита нашёл в Крыму один из братьев Аксаковых и привёз на лошадях в Москву, дабы возложить на могилу Николая Васильевича. Так камень – по имени «Голгофа» – четвёртой «буквой» увенчал поклонение Булгакова перед тремя «Г» – Гёте, Гофманом и Гоголем, величайшими мастерами мистической прозы. Самое поразительное, что, думая о Гоголе, Булгаков в одном из своих писем, обращаясь к нему, воскликнул: «Укрой меня своей «Шинелью»! И Гоголь пошёл навстречу…

…Николай Васильевич Гоголь скоропостижно умер в 42 года, а всего за десять дней до смерти писатель ещё выезжал, наносил визиты, ездил в церковь. Затем что-то случилось. Врачи не могли обнаружить никаких симптомов серьёзного заболевания. Между тем Гоголь умирал. Отказывался принимать пищу и не желал помогать врачам. Даже вмешательство митрополита Филарета, призвавшего его ввериться врачам, не увенчалось успехом. Гоголь продолжал голодовку. К сожалению, действия лечивших его докторов с точки зрения современной медицины не выдерживают критики. Особенный вред нанесли ему кровопускания. Следовало – напротив! – прибегнуть к искусственному питанию. Огромная ошибка врачей состояла и в том, что они обращались с Гоголем как с сумасшедшим, как с человеком, не владеющим собой.

Летаргический сон

Первые слухи о своём погребении «заживо» пустил сам … Николай Васильевич Гоголь. Классик очень боялся, как бы во время одного из припадков его сомнамбулического состояния его не приняли за мёртвого и не похоронили. В «Завещании» он писал: «Находясь в полном присутствии памяти и здравого рассудка, излагаю здесь свою последнюю волю. Завещаю тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения. Упоминаю об этом потому, что уже во время самой болезни находили на меня минуты жизненного онемения, сердце и пульс переставали биться…»

[pullquote]ФАКТ
У Гоголя было необычное хобби: он любил вышивать крестиком.[/pullquote]

Известно, что спустя 79 лет после смерти писателя могилу Гоголя вскрыли для перенесения останков с некрополя закрывшегося Данилова монастыря на Новодевичье кладбище в 1931 году. Говорят, что тело писателя лежало в непривычной для мертвеца позе – голова была повёрнута вбок, а обивка гроба изодрана в клочья. Эти слухи и породили уверенность в том, что Николай Васильевич умер страшной смертью – в кромешной тьме, под землёй.

Украденная голова

Присутствовавший в составе специальной комиссии по эксгумации писатель В. Г. Лидин вспоминал, что могилу создателя «Мёртвых душ» тогда разрывали почти целый день. К сумеркам удалось пробить кладку кирпичного склепа.

Комиссия заподозрила, что гроб Гоголя уже кто-то трогал. Верхние доски гроба явно вскрывали, и они прогнили, но боковые, с сохранившейся фольгой, металлическими углами и частично уцелевшим голубовато-лиловым позументом, были целы.

[pullquote]В ТЕМУ
Заморочки гения
По свидетельству врача, наблюдавшего его перед смертью, Гоголь «сношений с женщинами давно не имел, и сам признавался, что не чувствовал в том потребности и никогда не ощущал от этого особого удовольствия».
Подобно своему герою помещику Шпоньке, он испытывал страх перед женитьбой. «Как это так, – спрашивает себя Шпонька, – я был один и вдруг окажемся мы двое. Вместо одной кровати в моей комнате будет стоять двойная кровать». «Жить с женою… непонятно!» – восклицает он, и «тут его берёт тоска». Между тем Гоголь отнюдь не был нечувствителен к женской красоте, описывая белые ноги и груди своих героинь. Гоголь питал слабость к женщинам «в теле, в соку». Недостаток дородности был для него весьма крупным изъяном. Он явно разделял вкусы Чичикова и Селифана, которым нравились «девки… белогрудые, белошейные, породистые», у которых походка павлином и коса до пояса.
12-Россет

И с этой стороны его «увлечение» фрейлиной матери-императрицы Александрой Осиповной Смирновой-Россет вполне логично. Роскошная южная красота этой женщины не могла не тешить эстетический вкус Гоголя. В то же время глубокий интерес к искусству и блестящее остроумие делали её интересной собеседницей и достойным оппонентом. Их познакомил Жуковский в 1831 году. Россет была богата и знатна, за ней ухаживал царь. У неё было несколько громких романов. Ей посвящали стихи Жуковский, Пушкин, Лермонтов. Она сама, кстати, дала наилучшее определение отношений с Гоголем: «Светлая, исключительная, столь редко встречающаяся между мужчиной и женщиной духовная дружба». Со стороны Гоголя дружба эта всё же была окрашена определённой долей чувственности.[/pullquote]

Когда рабочие подняли крышку гроба, черепа внутри не оказалось. Из воротника сюртука торчал только шейный остов – позвонки. Кому же понадобился череп великого писателя?

Подняв газетные архивы, литераторы узнали, что в 1909 году по Москве ходили слухи, будто череп Гоголя приобрёл у кладбищенских сторожей купец и театральный меценат Алексей Бахрушин. Эта мрачная реликвия требовалась ему «для пары» к черепу великого русского актера Николая Щепкина.

Голову писателя купец увенчал серебряным венком и поместил в специальный палисандровый ларец со стеклянным оконцем. Однако подобный «сувенир» не принёс ему счастья – у Бахрушина начались неприятности в работе и в семье. Московские обыватели связывали эти события с «кощунственным нарушением покоя писателя-мистика».

Бахрушин и сам был не рад своему «экспонату». Но куда его деть? Выбросить? Святотатство! Отдать кому-нибудь – значит публично признаться в осквернении могилы, навлечь на себя позор, тюрьму. Захоронить обратно? Сложно, поскольку склеп был добротно заложен кирпичом по распоряжению самого же Бахрушина.

Несчастного купца выручил случай. Слухи о черепе Гоголя дошли до племянника Николая Васильевича – лейтенанта военно-морского флота Яновского. Последний решил «восстановить справедливость»: добыть любым способом череп знаменитого родственника и предать его земле, как того требует православная вера.

Яновский без приглашения явился к Бахрушину, положил на стол револьвер и сказал: «Тут два патрона. Один в стволе для Вас, если Вы не отдадите мне череп Николая Васильевича, другой в барабане – для меня, если мне придётся вас убить. Решайтесь!» Бахрушин не испугался. Наоборот, с радостью отдал «экспонат». Но осуществить своё намерение Яновский по ряду причин не смог. Череп Гоголя, по иной версии, попал в Италию весной 1911 года, где хранился в доме капитана военно-морского флота Боргезе. А летом того же года реликвия снова была похищена. И что с ней стало, неизвестно.

Писателя отравили!

В 1902 году вышла в свет небольшая статья доктора Баженова «Болезнь и смерть Гоголя», где он делится неожиданной мыслью – скорее всего, писатель умер от неправильного лечения. В своих заметках доктор Тарасенков, впервые осмотревший Гоголя 16 февраля, так описывал состояние писателя: «…пульс был ослабленный, язык чистый, но сухой; кожа имела натуральную теплоту. По всем соображениям видно было, что у него нет горячечного состояния… один раз он имел небольшое кровотечение из носа, жаловался, что у него руки зябнут, мочу имел густую, тёмноокрашенную…»

Эти симптомы – густая тёмная моча, кровотечения, постоянная жажда – очень похожи на те, что наблюдаются при хроническом отравлении ртутью. А ртуть являлась главным компонентом препарата каломель, которым, как известно из свидетельств, Гоголя усиленно пичкали доктора «от желудочных расстройств». Особенность каломеля заключается в том, что он не причиняет вреда лишь в том случае, если быстро выводится из организма через кишечник. Но это не произошло с Гоголем, у которого из-за длительного соблюдения поста в желудке просто… не было пищи. Соответственно, старые дозы препарата не выводились, новые поступали, создавая ситуацию хронического отравления, считают учёные.

Кроме того, на врачебном консилиуме был поставлен неверный диагноз – «менингит». Вместо того чтобы кормить писателя высококалорийными продуктами и давать ему обильное питье, ему назначили ослабляющую организм процедуру – кровопускание. И если бы не эта «медицинская помощь», Гоголь мог бы остаться жив.

Подготовила Алёна СТРИЖ

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.



Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md