Бородатая форель и Brexit

Бородатая форель и Brexit

Несмотря на верное служение США их политического истеблишмента, англичане всё-таки оказались вне ЕС. Что доказывает самодостаточность нации. И сегодня не только политологи гадают, что помогло подавляющему большинству англичан – особенно старшему поколению – проявить такую смелость на брексите? А что если это – национальное чувство юмора?..

Вообще, юмор, умение увидеть смешное сближают народы – например, народы России и Англии. Молдову и Англию тоже сближает чувство юмора, что доказывают, например, блистательные иллюстрации молдавской художницы Виолетты Диордиевой к лимерикам англичанина Эдварда Лира, где плавает бородатая форель… хотя она плавает и в произведениях современных английских авторов!

28-культура коллаж

Юмор сближает

…Как-то наведавшийся к поэтессе Даниил Хармс очень Ахматовой понравился. Хармс блестяще играл в английского денди: трубка, бриджи, гетры… Видно, как и всем «обэриутам», ему безотчётно нравились английские абсурдность, гротеск, алогизмы. Так вот, переступив ахматовский порог, Хармс заявил, что, по его убеждению, гений должен обладать тремя свойствами – ясновидением, властностью и толковостью. Но когда Ахматова прочитала Хармсу поэму «Путём всея Земли», Хармс заявил: «Да, властность у Вас, пожалуй, есть. А вот толковости мало!»

В ком в ком, а в популярном английском авторе Дж. Барнсе (переведённом на русский язык) есть что-то и от Хармса, и от… гения. Он и толков, и властен с читателем, и, конечно, дальновиден, иначе бы не строил свои изящные «литературные дома» столь умело и, как буря и натиск, не ворвался бы в русскоязычный читательский зал с тремя книгами, мгновенно попавшими в топ-десятки самых читаемых иностранных произведений.

Все три книги Барнса – «Любовь и так далее», «Попугай Флобера» и «Письма из Лондона» – стали бестселлерами. На любой вкус. Первый – роман про любовь – отличная история парадоксов любовных отношений. «Попугай Флобера» – мастерски написанная псевдолитературоведческая биография автора «Мадам Бовари», перемежаемая биографией уже самого автора этой истории, но не самого Барнса. Третья книга – сплошная гротескная политика…

Ложное филе

У Барнса столько ловушек, что даже не знаешь, с чего начать. К примеру, читаешь про запутанные отношения любовного треугольника («Любовь и так далее»), ну, думаешь, с кем не бывает! Дело-то молодое… связавшее тихоню-яппи, художницу-реставратора и талантливого неудачника. И всё развивается своим чередом: все грешат и врут, оправдываются и снова врут, опять ищут ощущений в пестроте жизни, снова секс, погоня за былыми чувствами, и опять – построение теорий «почему всё так скверно?». А тут ещё дети, родственники и соседи. В общем, всё понятно, всё как у людей, но легче от этого не становится. Чего стоит название одной главы романа – «Член на блюдце среди драхм»! Сплошная безнадёга позывов.

И только одна мамаша героини, эдакий глас народа, vox populi, возвышаясь над этим бардаком жизни, над Содомом и Гоморрой, говорит взвешенные вещи, как и положено в её уважаемые 60 с хвостиком. Например: «Для себя я хочу уюта и покоя. Я предпочитаю хорошо сшитый костюм и филе палтуса. Мне хочется читать книгу со счастливым концом…», – и всё в таком духе.

Филе палтуса – это хорошо. Ничего личного. И вдруг – о, ужас! Эта второстепенная героиня романа, эта сдержанная мадам Уайетт с её вялой плотью полезного для сердца сухофрукта, т.е. в возрасте кураги или карги – кому что больше нравится, срывается с цепи и буквально орёт городу и миру: «Я хочу любить! Я хочу секса! Хочу, чтоб меня ласкали и обнимали! Хочу трахаться, как теперь это называют! Вы такие наивные, вы вообще ничего не знаете про нас, стариков…»

Главное – вовремя очухаться!

Нет, каково? Браво, Барнс! С такими ребятами Англия и вырвалась из объятий спрута под названием Евросоюз.

Одним словом, творчество автора литературных и публицистических парадоксов Джулиана Барнса – вкусное постмодернистское блюдо, густо приправленное перчинками народного английского юмора и витаминными добавками журналистского ехидства.

Особняком стоит сборник барнсовских политических памфлетов, или залихватских эссе – «Письма из Лондона» – собрание отчаянных очерков на разные темы, в общем – Британия как она есть под прицелом беспощадного юмора!

Это хоть и случайное, но редкое пособие для некоторых молдавских журналистов, мнящих себя политическими обозревателями. Им это только снится. Напрасно они, надувая для важности щёки, вставляют в свои обзоры иностранные словечки. Не поможет! Вот Дж. Барнс в этом дока. Мало того, что его словарный запас выше всяких похвал, а французские «бон мот», перемежающие властную английскую речь – неподражаемы. Ещё большего витка виртуозности достигает смешение высокого и низкого стилей, рождающее умиротворённое щекотание души. Ибо пока так шутят, можно надеяться на чью-то чистую совесть.

Неприкасаемые под микроскопом

Любопытен словарь Барнса-публициста (советуем нашим обозревателям, пока не поздно): голошмыги, уписаться, хлыщ, глаза навыкате, блохоискательство, недурственный мордобой, одной ногой в могиле, накрылся медным тазом, подонки, загогулина, дерюга и т. п.

И это всё – о тори и лейбористах, о сливках общества, о М. Тэтчер, о королевской семье и иже с ними. Рядом с этими уничижительными словечками, попахивающими рыбной лавкой, достойно уживаются другие высокородные слова, веющие опахалом респектабельности: нарколептический эффект, стеатопигия, афедрон, немотствующий, низвергаться водопадом с высокого морального табурета и т. д.

Неплохо, а? Но, конечно, дело не в словах, а в том, как и где их поставить. Недаром критики назвали этот сборник эссе «самым ярким и точным портретом Британии».

В «Письмах из Лондона» каждый может отыскать своё. Тут и озорство, и цинизм, и агрессия, и много для души, а также – политика, светская жизнь, искусство и повседневность. Лично меня больше, чем вся королевская семья с её разводами, жиголо-женихами или убитыми принцессами, восхитила история про бородатую форель.

Барнс невозмутимо поведал про чудака с берегов Онтарио, приклеившего водоустойчивым клеем мех (!) белого кролика к натуральной форели и пытавшегося продать её как восьмое чудо света. Ха-ха-ха!

А сколько ещё у Барнса припасено! Но хорошее долго не лежит бесхозным.

В конце концов Барнс удостоился утончённого внимания обозревателя «Свободы», философа и литературного критика Бориса Парамонова. Скептик не пожалел дифирамбов, посвящённых Барнсу: «Как-то раньше он мне не попадался на глаза, но вот встретился русский перевод его романа «Англия, Англия» – и привёл в восторг».

Словом, Барнс – это Барнс, а Барнс – это Англия, и ничего больше. Но и не меньше!

Подготовила
Елена ШАТОХИНА

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.



Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md