Бессарабская Атлантида

Бессарабская Атлантида

Чем молдавские дворяне провинились перед потомками?

После десятилетнего ремонта в селе Пятра Оргеевского района в будущем году откроется знаковый во многих смыслах музей. Правда, если государство выделит обещанные 1,5 млн леев, необходимых для завершения работ.

Имение семьи Лазо в Пятре и усадьба баснописца Александра Донича в селе Донич (Безень), где сохранилась оригинальная архитектура барских домов, парки, домовые церкви – чудом уцелевшие обломки бессарабской дворянской Атлантиды, которая более ста лет назад канула в Лету.

 

Родовое гнездо

По счастью, в лихие и бедные 90-е родовое гнездо бессарабского дворянина и легендарного героя Гражданской войны С. Лазо избежало уничтожения. Национальный музей истории и археологии Молдовы отстоял свой филиал в Пятре, переименовав его в усадьбу семьи Лазо. Правда, музей в своём новом амплуа проявить себя не успел, но, кажется, уже не за горами день, когда он примет первых посетителей.

– Реставрируя усадьбу, мы восстанавливаем родственные связи дворянской фамилии Лазо с молдавскими старинными родами Милло, Боул, Донич, Руссо, Стамо, Александри – это широкий круг кишинёвских друзей их семьи, – рассказывает Елена ПЛОШНИЦЭ, учёный секретарь Национального музея истории и археологии Молдовы. – Их всех хорошо знал и сам Сергей Лазо, в обществе этих незаурядных людей прошло становление его личности. Не зря он, находясь даже на Дальнем Востоке, в письмах к матери всегда живо интересовался: «Как там поживают наши дворяне?»

 

Трава забвения

Что мы знаем об истории бессарабских дворянских родов, имевших молдавские, русские, армянские, польские, греческие, французские и немецкие корни, которые в межнациональном согласии служили народу на общественной ниве? Они, их дела, вся история их жизни и подвига затонули в череде бурных событий XX века  как Атлантида, не говоря уже о современности. А справедливо ли это по отношению к славным делам людей, оставивших благородный след в истории Молдовы? Только начни копаться в архивных истоках, как становится ясно, что жили те люди по настоящим христианским законам. Их никто не заставлял, но они не распивали чаи на верандах – они жертвовали деньги на общественные нужды, строили, создавали, развивали науку, культуру, сельское хозяйство. Опекали учебные заведения, лечебницы, помогали больным и неимущим, боролись с чумой и холерой, опустошавшими города и сёла. Четырежды Бессарабия во время разных войн становилась ближним тылом. И благородное сословие безвозмездно ссужало на нужды армии скот, фураж и, конечно, собственные немалые средства. Оцените, сколько после них осталось прекрасных зданий в Молдове: церкви, гимназии, больницы, дивные усадебные парки! А главное – заложенный европейский культурный код: толерантное отношение к людям всех родов и вероисповеданий. И вот он, поворот истории: «Нам бы в Европу!» – мечтают нынешние политики, умалчивая, что она здесь уже была. И существовала бы поныне, расцветая, если время и громкие события, революции и войны, а потом и наше забвение и, главное, – чьи-то злонамеренные потуги, не заглушили бы эту историческую преемственность, искони присущую Молдове.

Надо признать: вклад бессарабского дворянства в развитие края до сих пор по-настоящему не изучен и не оценён. Более того, эта тема намеренно вырывается, как страницы из учебника, из общего контекста истории края. Отсекается именно та часть минувшего, что вызывает реальную гордость за прошлое страны. А ей было и есть чем и кем гордиться. В самом деле, если бы Бессарабия была так от века забита и мрачна, могла ли она взрастить и представить обществу целую плеяду личностей, получивших известность далеко за пределами окраинной губернии? А ведь из бессарабского дворянства вышли: королева сербская Наталия Кешко, председатель кабинета министров Российской империи Сергей Витте, российский министр просвещения Лев Кассо, два российских губернатора – Григорий Кристи и Бронислав Янушевич, дипломаты, три с лишним десятка думских политиков, не говоря уже о классиках молдавской литературы и внушительном списке бессарабских интеллектуалов.

 

Бизнес-проект на костях

По кладбищам, могильным плитам и эпитафиям можно судить о нации, её невежестве или благородстве, утверждают мудрецы. Что ж, старые некрополи молдавской столицы тому пример. Парадокс, но в Кишинёве ни одно старинное кладбище не имеет статуса исторического памятника, охраняемого государством. Долой Историю? Да что там говорить! От последнего приюта знатных боярских молдавских родов – Ралли, Зилоти, Кацики, Александри, Донич, Стамо, – многие из которых в своё время патронировали храм возле церкви Св. Константина и Елены, а потом там были похоронены, ничего не осталось. Просто отрезали взгорок под прокладку дороги… вместе с могилами.

Ещё интересней разворачиваются события сегодня на центральном, т. н. Армянском кладбище, где покоятся останки людей, вершивших историю молдавского государства. Всем известно: старинные погребения в отчаянно аварийном состоянии. Никто о них не заботится. И, похоже, эта ситуация только на руку администрации. На месте старых могил, как грибы после дождя, появляются помпезные усыпальницы «героев» нового времени. Слишком похоже, что реализуется чей-то грандиозный бизнес-проект!

– Сносятся старинные могилы известных людей, а на их месте строятся целые кварталы бетонных и мраморных склепов больших размеров для будущих vip-покойников, – возмущается Ольга ГАРУСОВА, научный сотрудник АНМ. – Там никто пока не похоронен, нет табличек, они заготавливаются впрок, чтобы со временем их выгодно продать. А ведь раньше фамильные склепы возводили состоятельные люди только для своих родных…

 

Пролетарское уплотнение

Как же на это безобразие реагирует Национальное агентство по инспектированию и реставрированию памятников? В прошлом году, когда администрация МП «Комбинат ритуальных услуг» попыталась узаконить регламент «пролетарского уплотнения», глава нацагентства пообещал начать на Центральном кладбище инвентаризацию старинных захоронений. Такой реестр стал бы для них охранной грамотой. Не дождавшись такого списка, весной этого года активисты Клуба любителей истории Кишинёва описали состояние 630 захоронений и направили материал в Национальное агентство по инспектированию и реставрированию памятников. Какова же судьба этого, с таким трудом созданного документа?

– Нам передали опись на русском языке – пояснил Ион ШТЕФЭНИЦЭ, глава ведомства и муниципальный советник. – Мы переведём документ на государственный язык и уже на его основании подготовим проект решения мунсовета по закреплению за Центральным кладбищем статуса памятника культуры национального значения. Также представим докладную в Национальный совет по историческим памятникам при Министерстве культуры, чтобы придать кладбищу на Армянской улице статус национального памятника культуры.

Интересно, доживут ли старинные захоронения до этого счастливого события?

 

КОММЕНТАРИЙ

Лакомое местечко

Валерий КЛИМЕНКО, председатель Конгресса русских общин РМ:

– В том, что Центральное кладбище до сих пор не имеет статуса историко-культурного наследия государственного значения, – две составляющие: политическая и коммерческая. Нынешняя власть республики готова сохранять всё что угодно, но только не то, что хоть как-то связано с Россией. И другое. Армянское кладбище – лакомое место для захоронения нанашей, кумовьёв, друзей и знакомых наших властей. Реформы, которые проводит руководство кладбища, нацелены на то, чтобы убрать останки людей, за могилами которых никто не ухаживает. Но откуда в Кишинёве после всех социальных катаклизмов взяться этим потомкам дворянских семей?! Конгресс определил из 630 первую сотню захоронений, которые нуждаются в срочной операции спасения, – возьмёмся за их реставрацию. Хотя, если разобраться, разве не дело государства – наводить на городском некрополе порядок? Но тогда станет понятно: кто и какую лепту вложил в развитие Кишинёва и страны. Армянское кладбище хранит реальные свидетельства об участниках исторических событий, которые сегодня оспариваются и замалчиваются. Поэтому и дан зелёный свет сносу памятников и уничтожению могил достойных людей.

 

В ТЕМУ

Каракуль из Бухары

Щедрейшим филантропом Бессарабии был депутат ГосДумы, состоятельный землевладелец Константин Фёдорович Казимир.

Агрономическое образование и семейный капитал помогли ему создать образцовое хозяйство в своих имениях в Чернолёвке (теперь Дондюшанский район) и Васкауцах Хотинского уезда.

Казимир выводил новые породы лошадей, улучшал местную породу овец чистокровными производителями каракулей из Бухары. Большую часть своих доходов он тратил на благотворительность. Куда бы Казимир ни приезжал, везде вёл приём страждущих и с особой охотой жертвовал молодым людям на учёбу. Говорят, число его стипендиатов достигало 600 человек! И Серафима Бирман, дочь бедного штабс-капитана, была одной из них. Как Казимир разглядел в некрасивой девочке талант актрисы, осталось загадкой, но филантроп оплатил обучение Серафимы в театральной школе и не ошибся. Спустя годы роль Ефросиньи Старицкой в фильме Эйзенштейна «Иван Грозный» принесла кишинёвке небывалый успех!

 

Подготовила Татьяна СОЛОВЬЁВА

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md