20 и 21 апреля на Молдову обрушилось бедствие, от которого страна оправится не скоро. Тем не менее потрясение, вызванное катаклизмом, проходит. Но узнают ли налогоплательщики, как сработали республиканские службы по ликвидации последствий снегопада? И насколько эта помощь была эффективной?

В снежном капкане

Апрельский снегопад, похоже, навсегда войдёт в историю Кишинёва как пример самого бездарного руководства городом. Жители Кишинёва утром 20 апреля, выйдя на улицу, испытали шок. Зелёная листва, дома, дороги и тротуары – всё утопало в снегу. Одни деревья лежали на земле, другие, под тяжестью налипшего мокрого снега, падали с ужасным треском, обрывая линии электропередач, повреждая стоящие под ними автомобили. Между тем ни в центре столицы, ни на её окраинах не было видно полицейских, которые предупреждали бы горожан об опасности – падающих деревьях и о том, что под снегом могут быть и ямы, и оборванные электропровода. Кишинёвцы передвигались по городу, как по минному полю, не зная, что их ожидает на каждом шагу. Городской транспорт не ходил. Автомобили колесили по дорогам в летней резине…

Между тем о приближении циклона метеорологи предупреждали заранее. И у руководителей служб и предприятий имелся запас времени, чтобы подготовиться к сюрпризу природы, оповестить людей. Но в мэрии хотя и существуют стандартные процедуры, прописанные в регламентах по чрезвычайным ситуациям, никто не собрал руководителей подразделений, не провёл инструктаж. А муниципальных служб в столице, если кто не знает, пруд пруди – более 60! Однако никто долго не расчищал и не посыпал дороги. Первая техника появилась в городе лишь в пятницу после обеда.

– Из-за обрыва электропроводов по всему городу возникли зоны повышенного риска, – возмущается Ион ЧЕБАН, председатель фракции ПСРМ в мунсовете Кишинёва. – Первое, что нужно было сделать, – выявить такие места и их изолировать. Но ни одна бригада ремонтников, ни одна единица техники утром в пятницу не работали. Мэрия не обратилась за помощью ни к экономическим агентам, ни к самим горожанам…

– Сколько живу в Кишинёве, а такой беспомощности и растерянности городских властей ещё не видел, – говорит Павел МИДРИГАН, юрист. – Где муниципальная техника была во время снегопада? Почему никто не очищал тротуар? Оказывается, у городских служб нет не только снегоуборочных машин, подъёмников, но даже пил и лопат…

В первый день снегопада жизнь в столице замерла. Кишинёвцы пребывали в полном неведении, когда заработает городской транспорт, начнётся расчистка улиц и дворов и т. д. На экране ТВ не появилось ни одного официального лица, которое успокоило бы население, сообщило бы, что делается для выхода города из белого плена. Источником информации для кишинёвцев стали не сообщения штаба по ликвидации стихийного бедствия, а интернет…

В пятницу утром к жителям страны, правительству и государственным учреждениям обратился президент Игорь Додон. Премьер-министр Павел Филип объявил чрезвычайное положение. В течение всего дня глава государства лично координировал работу Нацармии в Кишинёве, поддерживал связь с местной публичной властью в районах. Словом, республика стала приходить в себя…

Кто на что горазд?

Несмотря на весь имеющийся административный ресурс, молдавская столица оказалась парализованной капризом погоды. В то время как регионы справлялись с последствиями стихии как могли – в основном, благодаря чьим-то грамотным действиям.

В Тараклии, например, утром 20 апреля в райсовете собрали глав районных электросетей, спасателей, пожарных. И хотя эти службы подчиняются Кишинёву, в Тараклии не стали ждать указаний сверху, а создали мобильную команду, в которую вошли также директора предприятий. Пять бригад сразу вышли на расчистку улиц от снега, поваленных деревьев и оборванных линий электропередач. Около десятка машин вывозили распиленные стволы и ветки. Примэрии сёл тоже мобилизовали своих мужчин. Одни группы разбирали завалы, другие обследовали линии электропередач. Так что подъехавшей в конце концов бригаде Red Union Fenosa не пришлось терять время на поиск обрывов, она сразу приступала к ремонту.

На третий день после разгула стихии свет появился даже в сёлах, где упали столбы…

А если землетрясение?

По мнению Кирилла ТАТАРЛЫ, председателя Тараклийского района, республике следует восстановить систему гражданской безопасности. Снегопад нанёс республике большой урон. А что было бы со страной, случись сильное землетрясение? В Молдове созданы службы, которые приходят на помощь в случае чрезвычайной ситуации, – спасатели, пожарные, армия, полиция.

Службы-то имеются, а вот система безопасности, как показала непогода, даёт сбой. Хотя в советское время она работала как часы – при каждом райисполкоме имелась специальная комиссия, в которую входили руководители экстренных служб и предприятий. Каждое подразделение знало, что делать во время ЧП. Существовали письменные инструкции, проводилась учёба. И в час икс службы не ждали команды сверху, а делали свою работу.

Сторожили ремонтников

В селе Бешалма АТО Гагаузии с бедствием тоже справились своими силами. Валерий МОШ, примар села, организовал сельчан. И они, несмотря на усталость, работали несколько суток подряд, приходя домой только спать. Ветер здесь свалил 24 столба линий электропередач. Из-за отсутствия электроэнергии сельчане три дня провели без воды. Служба чрезвычайных ситуаций пришла жителям Бешалмы на помощь – прислала на три дня электрогенератор, но … без топлива. О нём должна была позаботиться местная власть.

Служба Red Union Fenosa добралась до Бешалмы лишь на третий день, причём только в лице двух специалистов. На другой день команда несколько увеличилась. Но сколько времени семерым ремонтникам понадобилось бы для восстановления практически полностью разрушенной системы подачи электроэнергии? Примару приходилось просто сторожить электриков, чтобы их не переманили соседи. Мобильный телефон у ремонтников не умолкал – их ждали во многих сёлах…

– Со стихией не поспоришь, – говорит примар, – но чтобы сельчане из-за сокращения штата сотрудников Fenosa неделями оставались без света – это уже слишком!

 

 

КОММЕНТАРИЙ

А выводы где?

Раду МУДРЯК, социалист, председатель парламентской комиссии по сельскому хозяйству и пищевой промышленности:
– Снегопад нанёс большой ущерб аграриям. На седьмой день после стихии на заседании парламентской постоянной комиссии по сельскому хозяйству состоялось слушание Минсельхоза по нанесённому ущербу. Но комиссия не получила от министерства никаких сведений. Его сотрудники за неделю ни разу не выехали в хозяйства,
не обсудили положение дел…
 То, что до сегодняшнего дня в республике отсутствует итоговая информация по ликвидации последствий снегопада, говорит о многом. Метеорологи предупреждали о приближении ненастья. Но хоть кто-то что-то предпринял? Отсутствовал и штаб, который координировал бы в те дни усилия разных служб. Вместо этого спасательные действия проводили хаотично. Правительство, увидев, что кишинёвский мэр не справляется со своими обязанностями, должно было подключиться, но не оставлять жителей столицы на произвол судьбы.
Парламенту республики следует детально проанализировать ситуацию и сделать выводы, чтобы такого хаоса больше не повторилось. Но депутатам явно не дадут это сделать. Ведь придётся привлекать за преступную халатность многих должностных лиц.

 

В ТЕМУ

Как предупреждают?

Ущерб от природных катаклизмов, утверждают спасатели, можно снизить за счёт повышения готовности. У Сергея Шойгу, создателя российского МЧС, которое входит в пятёрку лучших служб мира, есть любимая поговорка: «Предупреждён – значит спасён».

В Америке, к примеру, система оповещения срабатывает несколькими способами. В том числе рассылаются текстовые сообщения на мобильные телефоны. Французы о чрезвычайной ситуации первым делом узнают по вою сирены воздушной тревоги. Эта национальная сеть оповещения здесь действует ещё со времён Второй мировой войны. Тогда гудок предупреждал о бомбардировках. И теперь даже молодые потомки галлов знают, что после звука сирены нужно немедленно включить радио или телевизор и настроить их на любой местный новостной канал. Кроме сирены, во Франции работает система всестороннего оповещения – с помощью национальных и региональных СМИ, аварийно-спасательных служб и проч. Система оповещения запускается по решению мэра, префекта или премьер-министра.

Подготовила Татьяна СОЛОВЬЁВА

Post to Twitter