А судьи кто?

А судьи кто?

Разгромные рецензии на шедевры преследовали не одного автора

Далеко не все известные произведения искусства были встречены на ура. В чём нашли главный недостаток «Горя от ума», почему освистали «Чайку» Чехова, а знаменитая симфония Рахманинова была «не услышана»?

«АиФ» вспоминает, какие знаменитые произведения искусства, которые сегодня признаны шедеврами, подвергались такой резкой, беспощадной и нелицеприятной критике, что автор был готов порвать с творчеством и даже исчезнуть сам.

 

«Чайку» ободрали на перья

17 октября 1896 года в Александринском театре полным провалом завершилась премьера пьесы Антона Чехова «Чайка». «Если я проживу ещё семьсот лет, то и тогда не дам на театр ни одной пьесы», – так говорил своим друзьям Чехов после провала «Чайки» на сцене Александринского театра.

Писатель был в зале в день премьеры и лично видел, что ни публика, ни актёры не поняли суть его комедии. А уже на следующее утро почти все петербургские газеты отписались о «Чайке» в самых чёрных тонах: «Пьеса провалилась… так, как редко проваливались пьесы вообще» («Сын отечества»), «Это не чайка, просто дичь» («Биржевые ведомости»), «Такого головокружительного провала, такого ошеломляющего фиаско, вероятно, за всё время службы бедной бенефициантки не испытывала ни одна пьеса» («Новости и Биржевая газета»), «Чайка» погибла. Её убило единогласное шиканье всей публики. Точно миллионы пчёл, ос, шмелей наполнили воздух зрительного зала. Так сильно, ядовито было шиканье» («Петербургский листок»), «Надо сказать правду, исполнение пьесы г. Чехова также отличалось декадентскою усталостью <…>. Весь ансамбль был так лишён характерности, тогда как единственно в строгой характерности исполнения лежало некоторое спасение пьесы, что почти не аплодировали актёрам. Вещь неслыханная в стенах доброго Александринского театра!» («Петербургская газета»).

 

Несмешная комедия?

«…Комедия, три женских роли, шесть мужских, четыре акта, пейзаж (вид на озеро); много разговоров о литературе, мало действия, пять пудов любви», – писал Чехов в 1885 году, приступая к созданию «Чайки». Классик вынашивал замысел «трагичнейшей комедии в русской комедиографии» долгие годы. Он уже давно хотел освободиться от штампов, пойти против «условий сцены», поэтому в его «Чайке», которая называлась комедией, смешного было не больше, чем в жизни.

К сожалению, далеко не все были способны рассмотреть новые драматургические достоинства пьесы. Для избалованной светской публики она оказалась слишком… сложной. В спектакле не было привычных дуэлей, признаний в любви и проклятий. Зал не понимал, кто из героев главный, почему персонажи не преследуют никаких целей, зачем они вслух анализируют свои проблемы. Режиссёр постановки об этом вечере вспоминал с ужасом: «В первом же явлении, когда Маша предлагает Медведенко понюхать табаку <…> в зрительном зале раздался хохот <…> Весело настроенную публику было трудно остановить. Она придиралась ко всякому поводу, чтобы посмеяться <…> Нина – Комиссаржевская нервно, трепетно, как дебютантка, начинает свой монолог: «Люди, львы, орлы и куропатки, рогатые олени…» Неудержимый смех публики… И вопрос Аркадиной: «Серой пахнет. Это так нужно?..» снова вызывает гомерический хохот…»

 

Друзья-лицемеры

Больше всего Чехова удручала не судьба пьесы, а злорадство окружающих. В один миг классик понял, что рядом с ним не друзья, а лицемеры: «17 октября не имела успеха не пьеса, а моя личность. Меня ещё во время первого акта поразило одно обстоятельство, а именно: те, с кем до 17 октября дружески и приятельски откровенничал, беспечно обедал, за кого ломал копья… все эти имели странное выражение, ужасно странное… Одним словом, произошло то, что дало повод Лейкину выразить в письме соболезнование, что у меня так мало друзей, а «Неделе» вопрошать: «Что сделал им Чехов?..»

Прошло ещё два года, прежде чем театр и зрители «доросли» до пьесы. Одной из немногих, кто разгадал секрет автора, была актриса Вера Комиссаржевская: «Никто так верно, так правдиво, так глубоко не понимал меня, как Вера Фёдоровна… Чудесная актриса», – говорил драматург. Другие же артисты Александринского театра, которым суждено было первыми представить «Чайку» на суд зрителей, не поняли её масштаба, да и сам режиссёр Евтихий Карпов (которого Чехов всегда недолюбливал) не уделил постановке должного внимания. Молодой режиссёр Немирович-Данченко буквально умолял Чехова разрешить ему показать «Чайку» на сцене МХАТа, и тот в конце концов уступил. На этот раз автора ожидал ошеломительный успех, а «Чайка» и сегодня остаётся одной из самых популярных русских пьес.

 

Несчастный Чацкий

Сегодня редкому человеку придёт в голову сомневаться в достоинствах комедии Александра Грибоедова «Горе от ума». В школьную программу входит не только чтение этой классической комедии, но и знакомство со статьёй Ивана Гончарова «Мильон терзаний», восхваляющей книгу. Однако среди современников автора публикация рукописи вызвала далеко не однозначную реакцию. Например модный в то время критик Михаил Дмитриев на страницах журнала «Вестник Европы» обвинял Грибоедова в надуманности главной интриги и в неубедительности главного героя. В Чацком он видел человека, «который злословит и говорит всё, что ни придёт в голову», который «не находит другого разговора, кроме ругательств и насмешек».

С мнением критика отчасти был согласен Александр Пушкин, который, не отрицая гениальности всей комедии, был уверен, что Чацкому явно не хватает ума. Схожую позицию высказывал и Гоголь. Он считал, что безудержно болтающий Чацкий местами просто смешон и не может являться примером для подражания.

В этой литературной полемике дело почти дошло до оскорблений. Например влиятельный литературовед Дмитрий Писарев поддерживал противников «Горя от ума», а тех, кто хвалил пьесу, обвинял в необъективности и желании угодить знаменитому автору.

 

Депрессивная рукопись

Немецкий писатель еврейского происхождения Франц Кафка сегодня известен во всём мире, но при жизни он не пользовался популярностью и опубликовал всего несколько коротких рассказов. Среди них было «Превращение» – история о мужчине, который однажды, проснувшись утром, понимает, что превратился в отвратительное гигантское насекомое. В свойственной Кафке угнетающей манере в рассказе были отражены его взгляды на сложные человеческие взаимоотношения.

Сперва издатели не хотели публиковать странную рукопись, а спустя два года всё же напечатали её в одном из немецких литературных журналов. Как и следовало ожидать, современники не поняли идеи автора. «Превращение» стало пользоваться популярностью через много лет после смерти Кафки, незадолго до Второй мировой войны. Депрессивный очерк нашёл отклик у жителей Восточной Европы, которая в то время подвергалась репрессиям.

Интересно, что самому автору не нравился рассказ. Однажды он написал: «Я сейчас перечитал «Превращение» дома и нашёл его негодным». В первую очередь, его не устраивал конец произведения. К слову, Кафка был очень строг к своему творчеству и перед смертью даже просил сжечь все свои неопубликованные работы, но, к счастью, душеприказчик не послушался.

 

«Провальная» симфония

Популярность Сергея Васильевича Рахманинова при жизни была колоссальной. Он восхищал и завоёвывал сердца публики как композитор, пианист и дирижёр в одном лице. Однако и в его блестящей карьере были трудные времена. Пожалуй, самым сложным для музыканта оказался провал Первой симфонии, премьера которой состоялась 15 марта 1897 года.

Сергей Рахманинов очень долго готовился представить миру свою Первую симфонию, работа над которой шла так тяжело, что композитору пришлось увеличить график работы до 10 часов в день. Завышенные ожидания от концерта многообещающего автора сыграли с Рахманиновым злую шутку – музыкальные критики разнесли сочинение композитора в пух и прах. По прошествии многих лет можно с уверенностью сказать, что провал произведения случился не столько за счёт «плохого» содержания самой музыки, в чём осуждали Рахманинова после премьеры, сколько за счёт неудачного исполнения. В 1897 году оркестром дирижировал Александр Глазунов, который, как известно, по мировоззрению, темпераменту и художественным принципам значительно отличался от известного композитора. Однако на тот момент для Рахманинова неудача с Первой симфонией оказалась тяжелейшим ударом. Молодой композитор писал: «После этой симфонии не сочинял ничего около трёх лет. Был подобен человеку, которого хватил удар и у которого на долгое время отнялись голова и руки… Симфонию не покажу и в завещании наложу запрет на смотрины…»

Долгие годы сочинение оставалось неизданным, а партитура считалась безнадёжно потерянной, но музыковеду Александру Вячеславовичу Оссовскому удалось восстановить все ноты, и через 2 года после смерти композитора с огромным успехом прошла «вторая премьера» Первой симфонии.

Подготовил Саша Меньшиков

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md